Успеть до заката. Пора отделить науку от политики - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Успеть до заката. Пора отделить науку от политики

Правота расхожего лозунга «Наука должна оставаться вне политики» всегда была относительной, и ее доказательство остается актуальным во все времена. В наши дни поводом к этому служит доведенный до крайностей политизированный подход к обеспечению так называемой безопасности исследований. При этом речь идет не об обеспечении информационной безопасности научных исследований, а о «чистоте рядов» тех, кто ими занимаются. А также о том, как такая борьба отражается на международном научном сотрудничестве и его ближайших перспективах.

В 2018 году в русле поднятой администрацией Трампа антикитайской кампании Федеральное бюро расследований США выступило с предостережением о том, что Китай злоупотребляет сложившимся в стране либеральным режимом проведения исследований, основанным на открытости для международного сотрудничества. Повод для расследований ФБР дала проводимая КНР с 2008 года государственная программа развития кадрового потенциала китайской науки и повышения международной конкурентоспособности страны, в том числе путем привлечения к участию в ней (как правило, без отрыва от основной работы в ведущих университетах и научных лабораториях своих стран) иностранных ученых, а также специалистов в области инноваций и предпринимательства (программа «Тысяча талантов»).

В 2019-м был опубликован доклад специальной комиссии Сената США, в котором утверждалось, что по этой линии Китай уже привлек около 7000 иностранных специалистов, которым якобы рекомендовано не сообщать о щедром финансировании их участия в программе, а также о том, что в КНР создана сеть «теневых» лабораторий, копирующих проводимые в США исследования, чтобы незаконно присвоить «заработанный тяжким трудом американских ученых интеллектуальный капитал». Получившие таким образом благословение американских законодателей следственные органы обрушили настоящее «цунами» расследований на сотрудников Национального исследовательского фонда, Национальных институтов здоровья и других федеральных агентств США, финансирующих научные исследования, в поисках тех из них, кто по собственной инициативе сотрудничает с зарубежными коллегами, прежде всего из Китая. В зоне особого внимания оказались работающие в американских научных центрах и университетах многочисленные выходцы из КНР, в том числе получившие американское гражданство, а также проходящие там подготовку китайские аспиранты, стажеры и научные работники. В отношении последних стали действовать строгие ограничения на получение въездных виз и продолжительность пребывания в США.

С приходом к власти администрации Джо Байдена накал расследований не снизился, свидетельствуя о том, что по поводу их продолжения имеется консенсус между демократами и республиканцами в Конгрессе США. В августе 2021 года Эрик Лэндер, утвержденный накануне научным советником президента-демократа и директором Управления научно-технической политики его администрации, отреагировал на критику проводимого курса научной политики обещанием до конца года разработать и ввести более четкие правила выполнения принятого при прежней администрации версии закона о национальной безопасности, распространяемой и на область международного научного сотрудничества. В нем есть ссылка на необходимость принятия жестких мер из-за того, что «некоторые иностранные правительства, в том числе китайское, неустанно действуют с целью незаконного обладания, а нередко откровенной кражи результатов проводимых в США исследований и разработок». Говорится также о том, что имеют место «попытки вынудить американских ученых секретно вести исследования в интересах иностранных правительств или необоснованно раскрывать закрытые результаты исследований, финансируемых правительством США», и это «реальные, серьезные и совершенно неприемлемые угрозы».

Наглядным примером жестких мер служат расследования, проводимые в отношении группы американских ученых, обвиняемых в сокрытии своих научных связей с китайскими университетами, которые оплачивали порученные им исследования. Наибольший резонанс приобрело дело профессора Гарвардского университета Чарльза Либера, арестованного в январе 2021 года по обвинению в неуплате налога с вознаграждения в размере 50 тысяч долларов, полученного за работу над проектом, заказанным Уханьским технологическим университетом (КНР). В случае утверждения приговора, вынесенного федеральным судьей в декабре 2021 года, Либеру грозит до 5 лет тюрьмы и штраф в размере 250 тысяч долларов. Это дело и ряд аналогичных ему могут стать прецедентом для «конвейерного» расследования подобных случаев в дальнейшем, а также для более широких обобщений и обвинений в адрес КНР.

Что касается реакции научного сообщества США на подобный курс научной политики государства, приобретающий не только геополитические, но и расово-этнические мотивы, то она неоднозначна. Наиболее остро на него отреагировали натурализовавшиеся в США выходцы из Китая, работающие в американских университетах. В одном из них (в Албани) была создана ассоциация, включавшая около 130 таких преподавателей, с целью коллективной защиты их интересов в обстановке реального преследования и подозрений со стороны властей. Аналогичные объединения стали создаваться в других университетских центрах: Стэнфорде, Принстоне, Мичигане. В адрес президента Байдена было направлено подписанное их участниками коллективное письмо с призывом прекратить преследования, жертвами которых уже стали многие уволенные, а также около 20 человек, отданных под суд.

Возникшая скандальная ситуация привлекла внимание журнала Nature». В его номере от 07. 09. 2020 года обращается внимание на угрозу утечки из США «китайских мозгов», которым власти КНР к тому же создают не менее благоприятные, чем в Америке, условия для работы и проживания. Что касается регулярно посещающих США ученых из КНР, то они, как утверждают собеседники журналистов из Nature, начали просто опасаться таких командировок для участия в научных мероприятиях и стали переориентироваться в своих контактах на коллег из других стран, прежде всего Европы и Японии. Приводится следующее авторитетное мнение Джона Холдрена, бывшего советника по науке в администрации Барака Обамы: «Думаю, что ухудшение политических отношений между США и Китаем определенно вредит научному сотрудничеству двух стран».

В редакционной статье от 26. 05. 2021 года тот же журнал указывает уже на многоплановые угрозы для научной сферы страны и международного сотрудничества в целом: «Существует риск того, что золотая эра открытого научного сотрудничества подходит к концу». Основанием для такого вывода служит принятие на вооружение ближайшими союзниками США на мировой арене американского подхода к научному сотрудничеству, пока и прежде всего в отношении Китая. В Канаде, Великобритании, Японии и ряде других стран приняты соответствующие поправки к действующему в них закону о национальной безопасности.

В частности, применительно к Японии эти меры, по мнению экспертов, отражают ее геополитические интересы, вытекающие из соглашения с США о партнерстве в области безопасности от 1960 года. Это наглядно продемонстрировало указание премьер-министра страны вывести из состава якобы независимого Научного совета Японии шесть его членов-ученых, выступивших против таких мер. И это притом что Япония, как никакая другая страна, глубоко «завязана» на научном сотрудничестве с КНР. Пересмотр затронет научные связи между 75 частными и государственными университетами Японии, имеющими соглашения о сотрудничестве с 7 ведущими университетами Китая, где могут разрабатываться технологии военного и двойного назначения. Согласно опубликованному в ноябре 2021 года докладу Национального института оборонных исследований Японии, посвященному отношениям с КНР, зоной риска утечки научной информации объявлены такие области исследований, как искусственный интеллект, разработка ядерных и космических технологий, новых материалов, полупроводников, робототехника, биотехнологии. По мнению официального представителя Министерства промышленности Японии (цитату приводит информационное агентство «Киодо Цусин»), «в силу такой вовлеченности университеты страны сильно отстают от вузов США, Великобритании и Австралии в принятии мер против исследовательского шпионажа, что может повлечь отказ от сотрудничества с ними университетов и компаний указанных стран».

Между тем в вузах Японии до последнего времени 60% иностранных аспирантов и 22% иностранных преподавателей приходились на граждан КНР. Степень зависимости от торговых связей с Китаем, если судить по размерам японского экспорта в эту страну, в два с лишним раза выше, чем у США, не говоря уже о других странах, поддерживающих США в научном противостоянии с КНР.

Высшей демонстрацией такой поддержки стала прошедшая в июне 2021 года в Великобритании встреча руководителей стран «большой семерки» (G7), которая завершилась принятием среди прочих совместного документа (G7 Research Compact), известившего о создании специальной рабочей группы, которой поручено обеспечить «безопасность и добросовестность системы научных исследований» этих стран. В документе, в частности, отмечается важность сохранения и поддержки академических свобод в «открытых обществах с демократическими ценностями», к которым подписанты относят прежде всего свои страны. При этом утверждается, что их правительства вправе «эффективно гарантировать безопасность и честность исследовательской системы, чтобы предотвратить кражи, злоупотребления и неприемлемое использование интеллектуальной собственности и персональных данных, а также другие формы неподобающего поведения».

После проведенного в декабре 2021 года по инициативе США «Саммита за демократию» определился перечень стран, которые отвечают критериям, сформулированным в выше цитируемом документе G7. Не вошедшие в этот список вполне могут столкнуться с таким отношением к себе в вопросах международного научного сотрудничества, которое в настоящее время испытывает в основном Китай. Россия – в числе таких кандидатов. Поводов для ужесточения и свертывания сотрудничества с нашей страной, судя по тому, как ужесточается давно развязанный санкционный режим в других областях, достаточно.

Согласно оценкам, изложенным в вышедшей в 2015 году работе авторов из ВШЭ, общее число иностранных граждан, занятых в России на тот период выполнением исследований и разработок в более чем 400 научно-производственных организациях, составляло около 5 тысяч человек и не превышало 1,5% от общего числа занятых в этой сфере. Это тот контингент, который могут начать «прессовать» в их собственных странах за «отсутствие патриотизма».

Потенциальными объектами санкций могут стать направленные на развитие научного потенциала России государственные программы: «Глобальное образование» (финансирования обучения за границей), программа создания научно-образовательных центров, программа мегагрантов по созданию в структуре образовательных и научных организаций лабораторий мирового уровня, в том числе «зеркальных лабораторий» под руководством ведущих зарубежных ученых, получающих многомиллионные гранты РНФ с обязательством проводить в России для выполнения своих обязанностей не менее 3 месяцев в году (схожа с китайской программой «Тысяча талантов»). В каждой третьей из примерно 300 уже созданных таких лабораторий руководителями являются иностранные ученые, примерно в половине лабораторий руководителями выступают обосновавшиеся за рубежом представители русскоязычной научной диаспоры. В общем, есть кого шантажировать огульными обвинениями в научном шпионаже.

Кстати, Российский фонд фундаментальных исследований уже испытал на себе политизированный подход к сотрудничеству с ним научных фондов стран «большой семерки», когда они отказались взаимодействовать с РФФИ в формате «большой восьмерки» (G8 HORCs), как только он был упразднен в 2014 году с введением антироссийских санкций, формально не распространявшихся на область научного взаимодействия. В дальнейшем, уже в рамках сотрудничества по линии Глобального исследовательского совета (ГИС), играющие в нем ключевую роль руководители тех же фондов как могли долго отговаривали от проведения в Москве очередного общего собрания ГИС, угрожая саботировать его работу.

Трудно строить прогнозы относительно вероятности сохранения и ужесточения навязываемого мировому сообществу со стороны США режима научного сотрудничества. Наиболее эффективно этой угрозе способны противостоять здоровые силы в самих Соединенных Штатах. А они есть, и их голос становится все сильнее. Об этом, например, свидетельствует опубликованный в сентябре 2021 года специальный доклад влиятельного Американского физического общества – APS (объединяет около 50 тысяч ученых-физиков, работающих в США и других странах), в котором делается вывод, что проводимая федеральными властям политика «не способствует вовлечению работающих в США ученых в международное сотрудничество, которое могло бы приносить новые идеи, технологии и новых исследователей на пользу науке и развитию страны, отпугивает от работы в США талантливую научную молодежь и зрелых ученых». Ситуация, которая складывается в последнее время из-за взятого курса на ужесточение безопасности исследований, свидетельствует о растрачивании преимуществ, которые позволили США стать мировым научным лидером.

Александр ШАРОВ,
советник администрации Российского фонда фундаментальных исследований

 

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2