Мозг по-разному обрабатывает метонимии, метафоры и омонимы - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Мозг по-разному обрабатывает метонимии, метафоры и омонимы

16.10.20

Ученые Центра языка и мозга НИУ ВШЭ показали, что мозг по-разному обрабатывает слова, которые имеют метонимическое и метафорическое значение. Омонимы, в свою очередь, «блокируют» поиск других значений этого слова, что вызывает ошибки интерпретации. Исследование опубликовано в журнале Frontiers in Psychology.
Омонимы — это слова, которые совпадают по написанию и звучанию, но имеют разное значение и происхождение. Например, слова «норка» в значении «небольшая нора» и «норка» в значении «пушной зверек» — это омонимы, не связанные друг с другом исторически, а совпадающие случайно.
В отличие от омонимов, полисем — это одно слово, имеющее несколько значений общего происхождения. К полисемам относят известные всем со школьной скамьи метонимии и метафоры. Метонимии возникают в языке естественным образом, на основе переноса по смежности, то есть по связи во времени или пространстве. Знакомая всем метонимия «стакан с водой — выпить стакан» возникает при переносе смысла слова «стакан» с сосуда для вещества на само вещество. Метафоры — это перенос по аналогии, которые могут быть как повседневными («жизненный путь»), так и литературными, менее очевидными для интерпретации («зеркало реки»).
Психолингвистические исследования свидетельствуют о том, что обработка метафор и метонимий происходит быстрее, чем омонимов. При этом метафоры более схожи с омонимами, чем метонимии. Однако эти предположения еще не были глубоко исследованы на уровне нейрофизиологии. Не до конца известно, какие механизмы позволяют мозгу быстрее обрабатывать метонимии по сравнению с метафорами и особенно омонимами.
Чтобы это выяснить, ученые НИУ ВШЭ провели нейролингвистический эксперимент. Процедура была основана на эффекте прайминга: перед каждым полисемом в его буквальном значении («серый заяц») предъявлялось выражение, в котором то же слово имело метонимическое («жареный заяц») или метафорическое значение («оштрафованный заяц»). Контрольные стимулы содержали парные фразы с прямым значением («трусливый заяц» — «серый заяц»). Перед каждым омонимом предъявлялась фраза  с согласующимся по смыслу словом («карточный фокус» — «цирковой фокус») или имеющим другое значение («смещенный фокус» — «цирковой фокус»). Отвлекающие стимулы либо имели смысл («яичный белок»), либо нет («географический белок»).
Эффект прайминга — это неосознанное воздействие стимула на восприятие последующих стимулов. Если испытуемому предъявляют выражение «ручка ребенка», скорее всего, следующую фразу «держать ручку» он поймет как «держать детскую ручку», а не «держать ручку для письма» — из-за влияния прайминга.
После каждой фразы участник эксперимента отвечал, имеет ли смысл это выражение. Всего в исследовании поучаствовали 30 испытуемых из Москвы, каждому из которых предъявляли по 275 пар фраз. Активность их мозга фиксировалась с помощью электроэнцефалограммы (ЭЭГ) во время выполнения задания. Ученых интересовала активность мозга во время обработки второй фразы в паре — это отражало эффект прайминга.
Результаты не показали различий в точности и времени реакции в заданиях на полисемы с буквальным смыслом, которым предшествуют фразы с метонимией и метафорой. Таким образом, поведенческие данные не позволили выявить особенности обработки метонимий и метафор.
Однако нейрофизиологические данные демонстрируют различия между их обработкой. Анализ данных ЭЭГ не выявил каких-либо существенных различий в амплитудах потенциалов N400 или P600 (изменений в ЭЭГ, характеризующих речевую обработку) в случае фразами с полисемами, которым предшествуют фразы с буквальным смыслом или метонимии — то есть для мозга нет разницы в обработке метонимии и буквального выражения. В отличие от метонимии, значимые эффекты N400 и P600 наблюдались для слов, которым предшествовали метафоры. Исследователи связывают эффект N400 с поиском слова в «ментальном словаре», а эффект P600 — с более поздней стадией конкуренции различных значений слова. Эти эффекты показывают, что в отличие от метонимии метафора оказывает ограниченное воздействие на интерпретацию следующего за ним полисема в прямом значении.
Также испытуемые ожидаемо делали больше ошибок с омонимами, которым предшествовала противоречащая фраза — например, после фразы «смещенный фокус» отвечали, что фраза «цирковой фокус» не имеет смысла. На ЭЭГ несоответствие между омонимами не вызывало изменения амплитуды N400, которое наблюдалось при метафорах. Это может отражать блокировку доступа к нужному значению слова после противоречащей фразы. При этом различия в амплитуде P600 также наблюдались в условиях несоответствия  значений, что отражает процесс конкуренции смыслов и активации другого значения.
Исследование подтверждает, что метонимические и буквальные значения воспринимаются мозгом одинаково — для него нет особой разницы между выражениями “стакан с водой” и “выпить стакан”. Напротив, метафоры требуют более глубокой обработки и вызывают конкуренцию различных значений, а омонимы иногда могут блокировать другие значения этого слова в мозге, что вызывает ошибки интерпретации,
— комментирует один из авторов статьи, научный сотрудник Центра языка и мозга Анна Юрченко. —
Результаты исследования позволяют глубже понять различия в процессах обработки многозначных слов и связи между их значениями.
Пресс-служба НИУ ВШЭ

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2