Неясыть и компания. Диким птицам комфортно в столице - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Неясыть и компания. Диким птицам комфортно в столице

Однажды я поехал на задание и в переулке у Цветного бульвара наткнулся на трупик воробья. Жалко птаху. Подумалось, что давно не видел в городе беззаботно чирикающих воробьиных стаек. А как остальная певчая живность? Как живется ей в мегаполисе? За ответом отправился в Московский педагогический государственный университет к эксперту-орнитологу, кандидату биологических наук Алексею МОСАЛОВУ.

– Вроде птицы по весне поют, как всегда, несмотря на городскую суматоху. Меняется ли что-то в их жизни?
– Начну издалека. Понятно, что городской ландшафт человек стремится сделать удобным для жизни. Но обратите внимание: он привлекателен и для птиц. Они охотно переселяются в города и даже в мегаполисы. Возможно, потому, что архитекторы, обращаясь к природной среде, всячески ее моделируют. И с точки зрения птиц, здания – те же горы, во всяком случае очень на них похожи. На их крышах можно спокойно отдохнуть, прятаться под ними от непогоды и ночевать. Многие городские птицы, обитавшие ранее в горах и предгорьях, очень хорошо себя чувствуют среди домов. Пример тому – наш самый распространенный сизарь, сизый голубь. Стрижи, а их в Москве очень много, выбирают в зданиях укромные места и там гнездятся.

– Замечательно, но в горах можно прокормиться, а среди домов?
– И в городе с этим нет проблем. В парках сердобольные москвичи вешают кормушки, на тротуарах сыплют крошки для голубей. Есть мусорные баки, дети частенько жуют на улицах и роняют крошки, как и не очень аккуратные горожане, да много чего есть, что заменяет птицам природную кормовую базу.

– С этим понятно, а что с воробьями?
– В Москве обитают два вида воробьев – домовый и полевой. Интересно, что в «диком» состоянии домовой зоологии неизвестен.

– От кого же он произошел, каким ветром его к нам занесло?
– Когда домовый воробей стал жить с человеком, мы точно не знаем, похоже, очень давно. А как жил до появления человека, где гнездился, – загадка. Полевого от домового отличить очень легко. У полевого шапочка на голове бурая, а у домового – серая. У домового воробья наблюдается половой диморфизм, поэтому самцы окрашены иначе, чем самки, а у полевого воробья его нет. Домовый живет даже на шумных улицах, а полевой тяготеет к окраинам и лесопаркам и не так сильно привязан к человеку. Птицы эти относятся к зерноядным и питаются различными семенами. Пока в Москве не особенно следили за состоянием газонов, часто представлявших собой, как мы говорим, «неокультуренный травостой», и были так называемые неудобья, воробьи легко находили себе пропитание. Но газоны стали облагораживать – семена пропали, и произошло сужение кормовой базы. К тому же кусты вдоль тротуаров, которые всегда росли сами по себе, красоты ради стали подрезать и выравнивать. А кусты для воробьев важны чрезвычайно, особенно зимой: это их дневные укрытия от всяческих хищников. И еще один факт, хотя до конца так и не доказанный, но принять во внимание его надо. В городе в зимнее время против гололеда применяли мелко гранулированный реагент. И воробьи, привыкшие все на свете подбирать, принимали его за семена, склевывали и травились. По подсчетам нашего университета, в центральной части города численность воробьев сократилась в разы. В спальных районах и на окраинах, где не так активно шло переустройство территорий, их количество снизилась незначительно. Так что пока этот вид все же не исчезающий (полевой воробей вообще не пострадал). Скажу так: происходит колебание численности воробьев, что характерно для всех животных. И это не всегда результат хозяйственной деятельности человека, а естественные изменения, присущие всем видам. Стоит отъехать от столицы, побывать в городах, где не так бурно идет переоформление, и вы снова увидите воробьев.

– Как обстоят дела у остальных птиц?
– Вернусь к газонам. Их окультуривание дало необыкновенный эффект: птицы на них буквально накинулись, ведь там оказались червяки. И если раньше дрозды-рябинники гнездились в основном в лесопарковой зоне, то со временем их число увеличилось значительно. По нашим подсчетам, на одних и тех же площадках по сравнению с 70-ми годами прошлого века количество дроздов увеличилось в восемь раз. 10 лет назад во дворе нашего университета дроздов-рябинников не было вовсе, а теперь они вьют здесь гнезда. То же самое произошло со скворцами: их стайки (не в пример прошлым годам) стали более многочисленными. Часто они даже зимуют в Москве.

Вороны живут в городе очень давно. Но в начале 2000-х, когда появились закрытые мусорные контейнеры, а некоторые деревья стали подрезать, количество серой вороны значительно уменьшилось. В Центральном округе – почти в 10 раз, на окраинах сокращение было не так заметно. Однако в последние лет пять численность ворон снова растет. Думаю, они просто адаптировались к изменениям и ищут пропитание в самых разных местах.

– Изменения климата влияют на расселение птиц в Москве?
– Для средней полосы нынешние колебания температуры и влажности вполне комфортны. И никаких изменений в жизни птиц не происходит. Будь зимы очень холодными, птицы переселялись бы туда, где теплее. Но пока они теплые, многие вообще не улетают из Москвы, например, зяблик (птаха, очень распространенная в Европе и нашей средней полосе). Сегодня мы не наблюдаем никаких опасных тенденций, которые сказались бы на поведении птиц.

– Городские птицы – приспособленцы? Они могут, как вороны, адаптироваться к местным условиям?
– Все зависит от их пластичности. Понятно, что осторожные глухарь и тетерев города по-прежнему избегают, а, скажем, ястреб гнездится в лесопарках. Здесь же живут совы, в том числе серая неясыть, и коростели. Всего более 200 видов. В обычном дворе нашего кампуса, правда, зеленом (от метро ВДНХ идти минут 10), насчитывается 12 видов. Соловей, а его численность в Москве достаточно высокая, поет на Красной площади, прячась в знаменитых кремлевских елях, и в Александровском саду. Сизый голубь (когда-то обитал на территории Передней Азии, а со временем прижился в европейских городах) стал сильно отличаться от своих лесных сородичей. Оперение голубя в городе темнеет. Объяснения – разные. Возможно, темное оперение как-то связано с попаданием в организм птиц тяжелых металлов. Считается, что голуби лучше приспособлены к жизни в мегаполисе, чем многие другие птицы. Они знают места, где их могут покормить, и караулят там.

Городские птицы полагаются на миролюбивое, доброжелательное отношение к ним человека. И платят взаимностью, показывая, что вовсе его не боятся. (Для диких животных это проблема.) Голуби крутятся под ногами, совершенно нас не опасаясь. Зяблики, синицы чуть ли не с руки клюют крошки. Выживают те, кто к людям лучше приспосабливаются и с ними контактируют.

Юрий ДРИЗЕ

Фото Алексея Мосалова

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2