Поиск - новости науки и техники

Обладателям высокого интеллекта прощают сексизм и харассмент

16.06.2021

Исследовательница из НИУ ВШЭ Елена Агадуллина провела серию экспериментов, в которых показала, как на самом деле люди — вне зависимости от собственных установок и гендера — воспринимают сексистов. Оказалось, что респонденты потенциально готовы дружить и выстраивать отношения с носителем сексистских установок, если уровень их IQ выше среднего. При этом умному сексисту отдадут предпочтение по сравнению с несексистом, у которого уровень IQ ниже среднего. В экспериментах приняли участие около 1000 человек. Результаты опубликованы в The Journal of Social Psychology.

Исследование строится вокруг социально-психологического понятия гало-эффекта, или эффекта ореола. Его суть заключается в тенденции воспринимать в лучшем свете субъекта, имеющего какие-либо социально желаемые характеристики. Например, красивым людям часто приписываются те или иные положительные черты характера. Предыдущие исследования показали, что интеллект — одно из главных измерений, которое определяет суждение о ком-либо.

«А высокий интеллект традиционно воспринимается как социально желательная черта, которая обеспечивает преимущество и высокий социальный статус в обществе», — объясняет Елена Агадуллина.

Основная гипотеза исследовательницы заключалась в том, что воспринимаемый уровень интеллекта человека, разделяющего сексистские установки, может влиять на готовность людей взаимодействовать с ним. Чтобы проверить это, она провела два эксперимента.

В первом эксперименте участвовало 348 девушек и юношей —  студентов-первокурсников крупного московского вуза. В случайном порядке каждый из испытуемых читал одно из шести описаний 21-летнего Питера. Описания отличались тем, какой уровень IQ приписывался Питеру (130 — уровень выше среднего или 100 — средний уровень) и как были описаны его установки.

В условиях высокого уровня сексизма указывалось, что, по мнению Питера,  «женщины не настолько умны, по сравнению с мужчинами, поэтому более подходящие занятия для них — заниматься домашними делами и воспитывать детей. А мужчины, в свою очередь, защитят их и обеспечат финансово». В несексистском условии Питер был убежден, что «женщины должны получать одинаковую зарплату с мужчинами и иметь с ними равные права и возможности». У контрольной группы отсутствовала информация относительно взглядов Питера на права мужчин и женщин.

Во втором эксперименте дизайн усложнился. Участников было 614 человек (из них 446 женщин) — выпускники вузов, а также студенты бакалавриата и магистратуры.

Им были представлены два разнополых персонажа — Питер и София, чьи IQ были либо выше, либо ниже среднего. В сексистской позиции каждый из персонажей склонял нового(-ую) молодого(-ую) коллегу к сексуальным отношениям, обещая продвижение в работе, или приглашал(-а) в кафе обсудить текущий проект.

Результаты обоих экспериментов обрабатывались при помощи дисперсионного анализа, который позволяет оценить влияние независимой переменной (в данном случае уровень IQ героя и его установки) на готовность взаимодействовать с человеком.

Результаты первого эксперимента показали, что вне зависимости от своего пола респонденты проявляли желание дружить или развивать отношения с Питером, если его интеллект описывался как высокий. «Важно, что из альтернативы умный, но сексист и глупый, но не сексист, респонденты отдавали предпочтение первому герою, то есть показатель интеллекта выступал более значимым фактором при принятии решения о будущем взаимодействии», — рассказывает Елена Агадуллина.

Результаты второго эксперимента подтвердили результаты первого — люди закрывают глаза на сексисткое поведение при наличии высокого IQ — вне зависимости от того, кто выступает в роли сексиста — мужчина (Питер) или женщина (София). Поведение женщины при этом несколько в меньшей степени воспринимается как сексуальное домогательство, чем поведение мужчины.

Результаты второго эксперимента также продемонстрировали неожиданную, на первый взгляд, закономерность. Несмотря на то, что респонденты соглашались с тем, что предложение о продвижении по службе в обмен на сексуальные отношения являются харассментом, они в большей степени были готовы взаимодействовать с умным харассером, чем с умным нехарассером.

«Главная причина таких результатов может быть очевидной, поскольку предложенная в эксперименте картина описывает ситуацию «услуга за услугу», — отмечает исследовательница.

Это исследование — шаг к пониманию дополнительных факторов, которые обеспечивают повседневный сексизм. А именно — восприятие этого явления как несерьёзной проблемы, если сексист хорош  в чем-то другом.

«Стратегия, которая способна сократить повседневный сексизм может заключаться в дальнейшем распространении идеи о том, что ничто, включая какие-либо личностные позитивные черты и характеристики, не может оправдывать сексизм и сексистское поведение», — заключает Елена Агадуллина.

Подробнее в материале IQ.HSE

Пресс-служба НИУ ВШЭ

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2