Вызову навстречу. Ученые РУДН объединяются в борьбе с болезнями будущего - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Вызову навстречу. Ученые РУДН объединяются в борьбе с болезнями будущего

30.10.2020

Более полугода мы живем в карантине, упуская то одну, то другую новость. В апреле Владимир Филиппов стал президентом РУДН – университета, которому отдал, как минимум, две трети своей жизни. Новым ректором утвержден воспитанник этого вуза профессор Олег Ястребов. Обновился и состав ректората. Так, первый проректор по науке теперь – один из ведущих хирургов-онкологов страны – Андрей КОСТИН, многим знакомый как член-корреспондент РАН, первый заместитель генерального директора Национального медицинского исследовательского центра радиологии.
Вступив в должность, профессор А.Костин сразу обнаружил, в общем-то, не новую для нашей страны ситуацию: есть огромное количество научной продукции, которую выдают подразделения университета, – патенты, результаты интеллектуальной деятельности – но процент реального воплощения их в жизнь невысок, не говоря уже о коммерциализации, каком-то доходе от науки для университета и самих создателей интеллектуальных ценностей. Труд есть, а финансового удовлетворения от него немного. Работа же ради работы – занятие скучное.
– Слышала, вы сформулировали девиз: «От научных процессов – к научным продуктам». По сути, это призыв к внедрению. А можно узнать, чего?
– Многого, потому мы и решили из сведущих в этом деле профессионалов создать специальный отдел в научном управлении, который и будет заниматься коммерциализацией результатов исследований. Этим людям, в том числе приглашенным со стороны, предстоит выбрать из массы научных достижений то, что может окупиться, связать теоретиков с практиками. Это нужно делать как в медицине, так и в инженерии, химии, физике, – говорит А.Костин.
– Так что впечатлило вас более всего?
– Вот пример. Есть проект Института инновационных инженерных технологий РУДН, связанный с напылением оксидов металлов на нетканые материалы. Получается покрытие, которое обладает реальным антивирусным и антибактериальным воздействием. Его можно применять при производстве медицинских масок, одежды для персонала хирургических операционных, наносить на разнообразные фильтры в системах кондиционирования, которые сейчас повсюду, в том числе в автомобилях. Изделия с таким напылением обладают долгим сроком эксплуатации, оставаясь стерильными. К данным разработкам нас подтолкнула коронавирусная инфекция. Эти технологии могут иметь очень широкое применение – оно не только деньги людям сбережет, но и жизни. Современные офисы, гостиницы, больницы, квартиры в высотках и у трасс часто лишены возможности проветривания, воздух там обновляется только за счет кондиционирования, все зациклено во внутреннем контуре. Очень большой процент населения мегаполисов существует именно в таких условиях. И если в систему попадают серьезные вирусы или бактерии, люди могут заболеть целыми этажами, зданиями. Мы приступили к доклиническим исследованиям, надеемся ситуацию исправить.
Важно, чтобы нанесенное покрытие не попадало в организм, не вредило ему. Эта исследовательская деятельность началась нашими медиками на базе вивария РУДН. Все требует проверки. Стоит задача избавиться от микро­организмов, но не навредить макроорганизму – самому человеку. Поэтому сейчас там ведут не только бактериологические, вирусологические исследования, но и токсикологические. Тут мы видим яркий пример междисциплинарного взаимодействия, когда инженерная мысль напрямую транслирует в медицину результаты своей исследовательской деятельности. Работает целая группа специалистов, исследования заказываются в крупных научных центрах: в Институте биологии гена РАН, НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф.Гамалеи, аналогичном институте им. Пастера в Санкт- Петербурге. Дело многоэтапное, хлопотное и очень ответственное. Увы, небыстрое, так как оно связано со здоровьем людей и находится под двойным-тройным контролем со стороны государства.
– Говорят, с вашим приходом в РУДН биология – под особым вниманием?
– Мы открываем новую программу магистратуры по биологии, старт намечен на январь 2021 года. Зачем? Даже обывателю, далекому от наук о жизни, видно, насколько это направление стало важным. Я не только про COVID-19, но и про молекулярную биологию, генетические исследования. Практически весь спектр научных интересов современной медицины сместился в эту сферу. То, что лет десять назад трубили о расшифровке генома человека, – это только начало. Общая структура стала понятна, а вот что отвечает за каждый локус, каждый ген, на эти вопросы мир все еще ищет ответы. И мы в РУДН решили обратить внимание на биологию. Да, подобное направление должно основываться на значительном усилении лабораторной базы. Мы здесь, конечно, не совсем «голые» – у нас есть центр коллективного пользования под руководством профессора Риммы Абрамович, но и он не перекрывает всего спектра исследований, которые требуются. Нужны молекулярно-генетическая лаборатория, современная аналитическая аппаратура для секвенирования генома. Только полный цикл исследований позволит нам охватить все этапы генетического процесса и добиться успеха.
– РУДН дает карт-бланш приобретать это дорогостоящее оборудование?
– Да, идет детальная проработка аппаратного наполнения, составляются списки оборудования для новых лабораторий. Нам даже удалось расширить спектр техники. Планируем, что это станет основой лабораторной базы медико-биологического кластера РУДН. Он будет базироваться в реконструированном здании вивария. Но остается самая большая проблема: нужны специалисты, которые будут работать здесь. Можно какие угодно красивые лаборатории сделать, но без профессионалов им грош цена.
– Где возьмете?
– Часть специалистов приглашаем из регионов. Например, морфолога Дмитрия Андреевича Атякшина – из Воронежского медуниверситета. Плюс большую помощь нам окажут институты РАН: у Института биоорганической химии им. академиков М.М.Шемякина и Ю.А.Овчинникова спектр этой деятельности частично реализован, у них есть филиал в Пущино, где функционирует одна из лучших в стране лабораторий с современным виварием. Мы уже встречались с руководством, молодыми аспирантами, их заинтересовало наше предложение работать в РУДН.
– На каких исследованиях собираетесь там делать акценты?
– Сначала мы рассматривали очень широкий фронт работ: и создание новых антибиотиков, вакцин, и борьбу с болезнями системы кровообращения. Проработали вопрос и решили сконцентрировать усилия на самом актуальном –  онкологии.
– Вам оно ближе?
– Дело не в этом. И даже не в том, что в РФ начат национальный проект по борьбе с онкологическими заболеваниями. Он и начат потому, что по прогнозам Всемирной организации здравоохранения онкология скоро неумолимо выйдет в мире на первое место по ежегодному приросту заболеваемости. В Европе это случится уже через два года, в 2023-м, пока на первом месте по частоте и смертности – болезни системы крово­обращения.
– Почему это произойдет?
– Благодаря успехам в борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями и в связи с ростом числа опухолевых злокачественных образований, прирастающих, с одной стороны, из-за старения населения, с другой, – из-за ухудшения окружающей среды. И специфической профилактики онкологии пока не существует. Увы. Но не все так плохо: число случаев онкологии растет, а смертность достаточно резко падает. Это радует. В этом заслуга и биологов, и медиков. Например, огромная подвижка по борьбе со злокачественными образованиями молочных желез сделана: выявлены мутации гена, тщательно отслеживается наследственность. Задача – определить это образование на ранних стадиях, тогда воздействие минимальное, а эффективность – максимальная. И поэтому смертность падает.
– Будете привлекать к сотрудничеству иностранных коллег?
– Обязательно! Ведем переговоры с европейскими и американскими институтами и очень надеемся на сотрудничество с исследователями на Востоке  – в Корее, Японии. Интернациональность – одна из основ Российского университета дружбы народов. Современные технологии дают возможность во многом работать дистанционно – это большой плюс. Ведь при любой диагностике есть потребность получения второго мнения, так называемого «ослепленного» (закодированного) контроля, и мы его получаем от наших партнеров. Организовать это непросто, но возможно.
– А отечественные профессионалы могут быть интересны зарубежным? Обычно все рвутся за границу, чтобы набираться опыта. А обратная дорожка проложена?
– Мир – конкурентное поле, на котором лишние игроки не приветствуются. Я как оперирующий врач скажу, что российские медики обладают хорошими знаниями, прошли основательную клиническую школу и по своим компетенциям не уступают зарубежным. Российская медицинская школа сильна своим классицизмом, обучением у постели больного. Традиционный подход отечественных врачей – лечить человека, а не болезнь. Как доказала практика, это во многом себя оправдывает. Наши специалисты и оперируют не хуже, а часто и лучше. Конечно, что греха таить, до старта национальных проектов, в том числе и тех, что начаты в 2010 году, наши врачи работали в худших условиях: скромнее были оснащены операционные, не было продвинутого инструментария, электроаппаратуры. Нехватка такой базы заставляла наших специалистов совершенствовать свое мастерство. А сейчас мы уже лет десять как забыли, что такое вязать узлы, – используем электрофизические аппараты, которые заваривают сосуды, меряют сопротивление, эффективность заваривания.  Плюс нет таких, как раньше, кровопотерь. Ранее операция шла 8-10 часов, сейчас за два справляемся.
А есть прорывные направления, в которых мы значительно опережаем весь мир. Другое дело, что пока страдает фармакологическая база, – сложности есть в изобретении и внедрении новых препаратов, потому что было гигантское отставание в создании новых молекул. Мировые гиганты, обладая колоссальными ресурсами, тут преуспели, они разрабатывали препараты целенаправленно, не жалея ресурсов. Но мы все-таки сокращаем разрыв – очень много препаратов сейчас производится на предприятиях РФ.
– Ваша сверхзадача сейчас как проректора по науке?
– Главная моя задача как проректора – устранить пропасть между учеными и практиками. И надо постараться максимально выйти из наших факультетско-институтских шор, за которыми мы не видим, что у нас сделано за стеной, на соседнем этаже. Надо сконцентрировать усилия на междисциплинарном взаимодействии медиков и инженеров, фармакологов и математиков. Например, меня радует математическое моделирование в РУДН. Все медицинские исследования очень дороги, их тиражирование – дело рискованное, долгое и затратное. Математики же, создавая свои модели, позволяют с исключительной точностью прогнозировать перспективность исследования. Мы на малой выборке делаем исследование, а они нам в математической модели просчитывают, какой оно даст результат на больших контингентах, и подсказывают, чем нельзя пренебречь, чтобы его получить. Колоссальная экономия средств. Так что если хотим достичь успеха, надо объединять усилия.

Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2