Виды на разрыв. Чем грозит ученым очередной секвестр - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Виды на разрыв. Чем грозит ученым очередной секвестр

Стало известно о предложении Минфина в предстоящие три года сократить финансирование госпрограмм на 1,6 триллиона рублей «для обеспечения сбалансированности бюджета». Расходы могут быть уменьшены по сравнению с запланированными на 557 миллиардов рублей в 2023 году, на 539 миллиардов в 2024-м, на 534 миллиарда в 2025 году. Оптимизация затронет 59 госпрограмм и непрограммных направлений из 62.

В последний раз Минфин проводил подобные действия в пандемийном 2020 году: тогда на 10% были уменьшены расходы по «незащищенным» статьям, на 5% – на госпрограмму вооружений, к тому же была отменена намеченная индексация зарплат чиновников.

По опубликованным в прессе сведениям, величина «недоведения» средств по секвестируемым госпрограммам в 2023-2025 годах рассчитывалась, исходя из того, что сокращение не должно коснуться затрат на исполнение социальных обязательств, оплату труда или денежное довольствие. При этом кураторы госпрограмм сами должны будут определить, от каких расходов отказаться. Окончательный вариант проекта бюджета правительство должно внести в Госдуму не позднее 15 сентября.

В тройку «лидеров» секвестра попала госпрограмма «Научно-технологическое развитие» (ГП НТР), с которой планируется снять 150 миллиардов рублей за три года. Напомним, что куратором ГП НТР является вице-премьер Дмитрий Чернышенко. В госпрограмму входит Программа фундаментальных исследований, в рамках которой осуществляется, в частности, базовое финансирование академических организаций.

Прокомментировать ситуацию мы попросили заместителя президента Российской академии наук члена-корреспондента РАН Владимира ИВАНОВА.

– Ситуация ожидаемая и понятная: Минфин исходит из сложившихся реалий, ориентируясь на трехлетний горизонт планирования и заявленные властью приоритеты, – пояснил Владимир Викторович.

– Так ведь научная сфера входит в число этих приоритетов. Как можно объяснить, что под разговоры о необходимости достижения технологического суверенитета и проведение Десятилетия науки и технологий именно науку решили обрезать больше других?
– Мы наблюдаем явный разрыв между политическими решениями и механизмами их реализации. Если на политическом уровне решения принимаются на стратегическую перспективу – десять и более лет, то на исполнительском уровне горизонт планирования ограничен электоральным циклом. Минфин же ориентируется в том числе на практический выход, который можно ожидать в течение трех лет.

Наша экономика работает в таких условиях, что прибыль требуется «здесь и сейчас». При этом наука не рассматривается как производительная сила, а потому финансируется по остаточному принципу.

Коммерциализация результатов фундаментальных исследований – процесс небыстрый. Понятно, что без специального стимулирования бизнес будет не вкладываться в развитие отечественных высокотехнологичных продуктов, а покупать зарубежные разработки. Даже в нынешних непростых условиях основные усилия многих компаний направлены на обход санкций, а не на разворачивание собственных производств.

Этот замкнутый круг, в который мы попали давно, могло бы разорвать создание системы стратегического планирования, в рамках которой формировались бы программы реализации принятых политических решений. Научное сопровождение этой работы может взять на себя Академия наук, не имеющая политических и бизнес-интересов.

Первый шаг в этом направлении был сделан: в ноябре прошлого года вышел Указ Президента РФ об основах политики в области стратегического планирования. Согласно этому документу при участии РАН должен быть создан специальный научный центр для научно-методологического обеспечения процесса. Соответствующие предложения в академии давно подготовлены и представлены в заинтересованные органы власти. Однако Минобрнауки без консультаций с РАН создало центр в одном из подведомственных институтов, не располагающем необходимым опытом работы, квалифицированными кадрами, материальной базой. Время упущено, бюджетные средства потрачены, а дело стоит.

Предполагалось, что основным механизмом реализации принятой в 2016 году долгосрочной Стратегии научно-технологического развития станут проекты полного инновационного цикла. Однако за прошедшие с момента выхода стратегии годы были запущены всего три таких проекта, причем не по самым важным для обеспечения национального технологического суверенитета направлениям.

Возможно, имеет смысл обсудить проблемы, накопившиеся в сфере управления исследованиями и разработками, на совместном заседании Совета безопасности и Совета при Президенте по науке и образованию, как это было сделано в марте 2002 года. По итогам того заседания был принят документ «Основы политики Российской Федерации в области развития науки, технологии и техники на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», который позволил если не остановить, то по крайней мере притормозить негативные процессы, сдерживавшие развитие науки.

– Планируемое сокращение объемов финансирования ГП НТР – 150 миллиардов рублей – в абсолютном выражении выглядит угрожающе. Но эти средства составляют всего около 4% от бюджета программы, который насчитывает более триллиона рублей в год только федеральных денег. Может быть, ученые даже не почувствуют секвестра?
– Фундаментальной науки это сокращение не должно коснуться, она и так сидит на голодном пайке. Хотя это та самая сила, которая способна дать импульс новому этапу развития общества, страны.

Если говорить в целом о ГП НТР, ее создание представляется не вполне оправданным. Участниками программы являются множество министерств, агентств, ведомств, служб, поэтому она имеет расплывчатые цели и показатели. Собрали все научные деньги в один «мешок», в результате получилась громоздкая, плохо управляемая система.

По-видимому, реальное сокращение средств на исследования будет гораздо больше, чем 4%. Выросла инфляция, должны быть проиндексированы зарплаты работников исследовательских структур. Доля фонда оплаты труда в базовом финансировании научных организаций и так немаленькая, теперь средств на оборудование и материалы будет оставаться еще меньше.
Кроме того, с госпрограммы «Обеспечение обороноспособности страны» планируется снять 120 миллиардов. При этом в целом расходы на оборонные нужды вырастут главным образом за счет увеличения трат, связанных с индексацией выплат военнослужащим. Значит, следует ожидать и уменьшения поддержки исследований и разработок в интересах ВПК.

В следующем году планируются серьезные сокращения расходов на космос (-21,4 миллиарда рублей) и на госпрограмму развития инновационной экономики (-11,5 миллиарда рублей). Это также наверняка негативно отразится на науке.

P.S. Научное сообщество начинает реагировать на решение секвестировать расходы на науку. Нижегородская региональная организация Профсоюза работников РАН направила председателю Правительства РФ и опубликовала на своем сайте обращение, в котором выражается несогласие с планами Минфина.

Беседовала Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2