В этике - сила. Кто и как должен контролировать научные исследования? - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

В этике – сила. Кто и как должен контролировать научные исследования?

Резонансная история о биолабораториях, созданных и финансируемых Министерством обороны США на Украине и в ряде других стран мира, вызывает законные опасения по поводу потенциальной угрозы человечеству, которая исходит от некоторых современных научных исследований, и не только в области биологии. Достаточно напомнить о достоверно подтвержденных разработках климатического, геофизического и психотропного оружия, не говоря уже о давно реализованных разработках таких видов оружия массового уничтожения, как химическое и ядерное.

Беспокоящее двойное назначение результатов многих современных научных исследований (dual-use research of concern – DURC) едва ли не на «фундаментальной» стадии ставит перед ведущими их учеными трудный вопрос о дальнейшей судьбе открытий, способных вызвать интерес не только военных, но даже террористов. Тем более что на начальной стадии работ никаких прав на защиту интеллектуальной собственности не возникает и не оформляется. Да к тому же в мире все шире практикуется открытость результатов исследований, получивших государственное финансирование. Поэтому речь может вестись лишь об этической стороне вопроса.

Современное понятие научной этики охватывает многие стороны научного труда, но, к сожалению, не возможность двойного использования его результатов. Гражданские ученые, как правило, не думают о военной перспективе своих разработок. Да и ведут они свои исследования часто не в одиночку, а коллективно. При этом ширится практика междисциплинарных исследований с участием специалистов разного научного профиля и разных областей науки. Она открывает возможность достижения интеллектуального синергетического эффекта от взаимодействия единомышленников в решении конкретной научно-практической проблемы, но не по отношению к этике, вопросам морали и нравственности, добра и зла, которыми каждый из них может руководствоваться по-разному.

Основополагающий принцип этичности исследования – польза от него и отсутствие вреда для исполнителя либо выгода, значительно превосходящая какой-либо вред. В странах с давними традициями научного труда сформировалась практика классического контроля за соблюдением научной этики. В них созданы специальные органы – комитеты по этике – действующие в университетах и научных организациях, в том числе финансирующих научные исследования. Эти органы рассматривают предлагаемые научные проекты на предмет соблюдения определенных этических норм и процедур, дают будущим исполнителям соответствующие рекомендации и могут даже отклонить заявку под предлогом неоправданного риска для здоровья исполнителей. Однако данная формальная зона контроля за этикой исследований не распространяется на возможность их опасного двойного назначения. Одна из тем предстоящего в конце мая – начале июня этого года очередного общего собрания Глобального исследовательского совета, куда входят ведущие государственные научные фонды мира, будет также посвящена вопросам соблюдения этики научных исследований в контексте получения их быстрых результатов, но не затрагивает проблематику DURC.

В течение последних лет РФФИ провел ряд конкурсов проектов, посвященных геномным исследованиям, вирусологии и биоэтике, в том числе с участием российских и зарубежных партнеров. Наиболее близким к теме моральной ответственности ученых стал конкурс 2018 года «Правовое регулирование геномных исследований», по итогам которого были поддержаны более 40 проектов. В них даны всесторонний анализ регулирования и практического использования результатов таких исследований, в том числе с учетом угрозы безопасности человечества, сравнительный анализ российской и зарубежной практики в данной области.

Повышенное внимание к неблагоприятным последствиям ведущихся исследований в различных областях биологии усилилось в последнее время из-за масштаба разразившейся в 2020 году пандемии COVID-19. Наибольшие опасения специалистов вызывают в связи с этим ранее начатые по линии Управления перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) работы на стыке генной инженерии и микробиологии, способные привести к созданию нового класса биологического оружия.

Еще в 2018 году среди ученых велась дискуссия по поводу осуществлявшегося в США проекта Insect Allies («Насекомые-союзники»), руководитель которого Блейк Бекстайн открыто признавал, что «при разработке любой революционной технологии есть потенциал ее двойного назначения». Аналогичную направленность таила другая программа того же ведомства – PREPARE (по обеспечению устойчивости человеческого организма к биологическим, химическим и радиационным угрозам), которая не исключала возможности ослабления естественных защитных сил организма. В начале 2019 года прошла информация о работе исследователей США и Великобритании над еще одним проектом по линии DARPA – по предотвращению возникновения патогенных угроз, вызываемых действием переносимых от животных к человеку вирусов лихорадки Ласса и Эбола и вируса Зика.

Сообщая об этих фактах в июле 2021 года, далекий от проблем естественнонаучных исследований американский журнал Foreign Affairs озаботился проблемами биобезопасности и глобального биотерроризма. Со ссылкой на комментарии известного экспериментатора по созданию синтезированных органических форм жизни Джона Крэйга Вентора автор статьи «Дивный новый мир биологии» Лори Гаррет видит проблему в том, что расходы на работы в области синтетической биологии (конструирование методом 4D-печати живых объектов с помощью искусственно созданных ДНК) настолько снизились, а ее методика настолько упростилась, что эти работы способны проводить даже люди без специального образования. По этой причине размываются принципы профессиональной биоэтики и стандарты биобезопасности, а занимающимся разработками в этой области «сносит крышу» от возможностей, которые открываются перед ними.

Другую проблему автор видит в том, что регулируемые государством стандарты биобезопасности в США и тех странах, где такое регулирование существует, отстают от жизни, а потому быстро устаревают. Еще более отстают призванные внедрять подобные стандарты в международную практику институты, такие как ООН, ВОЗ. Разработанные ими документы, подобные Конвенции о запрещении биологического оружия, ориентированы на устаревшие знания.

Известно, что необходимость такого регулирования на государственном уровне находит понимание и в России. В качестве свежего примера можно напомнить о вышедшем 10 октября 2019 года Указе Президента РФ «О развитии искусственного интеллекта в РФ», в котором объявлено решение о разработке Национального кодекса этики в этой области. Кодекс будет распространяться на сложные для этического анализа сферы, в том числе военную.
Между тем продолжающиеся военные действия на Украине уже отразились на программах исследовательских центров и лабораторий стран НАТО, формально дистанцирующихся от этого конфликта. Объявлено о принятой ими скоординированной программе военных исследований в секторе формально гражданской науки – в области искусственного интеллекта, больших баз данных, квантовых и биотехнологий, гиперзвука, космоса – в которой будут задействованы около 60 научных объектов, в том числе в таких прежде далеких от данной тематики странах, как Эстония, Дания. Подобные планы неоднозначно восприняты научным сообществом, представители которого призывают разделять гражданские и военные исследования.

В СМИ стран ЕС опубликован ряд официальных заявлений по поводу того, как их правительства намерены решать деликатный вопрос поощрения исследований двойного назначения, в том числе со стороны Еврокомиссии. Впрочем, остается неясным, в какой мере эти планы коснутся бюджета текущей Рамочной программы «Горизонт Европы» в размере 95,5 миллиарда евро (в 2021 году в ЕС была принята отдельная оборонная программа почти в 8 миллиардов евро, из которых 2,7 миллиарда предназначены для военных исследований).

Среди наиболее востребованных двойных технологий видное место отводится квантовым, по которым США, ряд стран ЕС, Япония, Великобритания, Китай имеют свои собственные программы, общие расходы на которые в текущем десятилетии оцениваются в 20 миллиардов долларов. До сих пор внимание общественности привлекали в этой области гражданские проекты, опирающиеся на сверхскоростные вычисления, обещающие революцию в химии, фармацевтике, искусственном интеллекте и других приложениях. Однако в опубликованном в октябре 2021-го отчете Белого дома говорится об укреплении сотрудничества «с союзниками и партнерами, которые разделяют общие ценности исследований» в целях военного использования квантовых технологий.

Ведущаяся в научном сообществе дискуссия, как ограничить непредумышленное получение и бесконтрольное распространение результатов исследований двойного назначения, имеет различные аспекты. Наиболее доступным представляется разработка соответствующих рекомендаций, касающихся проведения самих исследований, научных учреждений, где они ведутся, финансирующих такие исследования организаций, а также редакций изданий, где публикуются их результаты. Что касается ученых и их академических свобод, вовлеченность в подобные исследования должна учитывать требования не только этического порядка, но и правового, и социального характера, а также интересов национальной безопасности.

Александр ШАРОВ,
советник председателя совета Российского фонда фундаментальных исследований

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2