С картой повезет? Система оценки научного труда может радикально измениться - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

С картой повезет? Система оценки научного труда может радикально измениться

Редкий форум, посвященный обсуждению научно-технической политики, который проводят ученые, а не чиновники, обходится без критики существующей системы оценки труда исследователей и результативности научных организаций. Звучала она и в выступлениях участников организованной Институтом проблем развития науки РАН (ИПРАН) международной конференции «Наука в инновационном процессе». Однако на сей раз дело не ограничилось одной только полемикой. Была обнародована информация о том, что механизмы оценки предполагается принципиально изменить.

Конференция проходила в ставшем уже всем привычным смешанном формате под патронажем двух научных советов РАН – по прогнозированию и стратегическому планированию и по защите и развитию конкуренции. Особое внимание было уделено планированию в научно-технической сфере, институциональным проблемам развития науки и экономики, повышению эффективности исследовательской деятельности, развитию конкурентной среды в науке и образовании, взаимодействию НИИ, вузов и бизнес-структур в реализации научных результатов. Идеями и опытом поделились ученые, представлявшие три десятка ведущих НИИ и вузов России и Белоруссии, государственных научных центров, общественных организаций.

Открывая обсуждение, исполняющий обязанности директора ИПРАН Владимир Заварухин констатировал: несмотря на предпринятые в последние годы меры, для российской экономики по-прежнему характерны гипертрофированная сырьевая ориентация, низкий уровень инновационной активности предприятий, доминирование устаревших технологических укладов.

“Наша главная беда – очень плохое, нескоординированное целеполагание, к формированию которого мало привлекается наука, – отметил Владимир Заварухин. – Мы много внимания уделяем формальностям, а не реализации конкретных целей. Приоритеты развития разбросаны по многим стратегическим документам. Государственные программы носят в основном рамочный характер. За рубежом также используются программные подходы, но там они нацелены на получение реального результата. Думается, и мы должны ставить достижимые цели и насыщать документы практическими механизмами инноваций”.

Как будет работать новая система управления научно-технологической сферой, ученым пока не совсем ясно.

“Безусловно, Правительственная комиссия по научно-технологическому развитию будет способствовать улучшению ведомственной согласованности, но это не работающий на постоянной основе генеральный штаб научно-технологического развития страны”, – отметил Владимир Заварухин.

Он не обошел вниманием тот факт, что в нашей стране затраты на науку в последние годы остаются на уровне 1% ВВП, между тем как в развитых странах объем внутренних затрат на исследования и разработки, являющиеся базой инноваций, неуклонно растет как в абсолютном значении, так и по отношению к ВВП. Таким образом, отставание России от лидеров с каждым годом увеличивается.

Рассуждая о том, как можно было бы пополнить научный бюджет, Владимир Заварухин рассказал об опыте Китая, которому в короткие сроки удалось наладить эффективную систему, нацеленную на обеспечение науки ресурсами.

“Суть инвестиционной и инновационной государственной политики КНР заключается в привлечении прямых иностранных инвестиций для закупки современного оборудования и технологий, использующихся в производстве хайтек-продукции, выручка от продажи которой идет на развитие научно-технологической сферы. Возможно, и нам стоит создать сверхвыгодные условия для привлечения бизнеса в Россию”, – заметил ученый.

 

 

Разговор о том, что переход к лидирующим позициям в мировой экономике и науке невозможен без устойчивого роста финансирования исследований, в том числе фундаментальных, продолжил заместитель президента Академии наук член-корреспондент РАН Владимир Иванов.

 

 

 

 

“Мир вступил в глобализационную эпоху, основу которой составляют фундаментальные научные знания о закономерностях развития природы, человека и общества, – отметил он. – Сегодня коммерческая и социальная ценность фундаментальных научных результатов постоянно возрастает. Поэтому характер и формы государственной поддержки науки и проблемы организации научных исследований должны занимать центральное место среди политических проблем постиндустриального общества”.

В России меры поддержки, увы, сопровождаются диковинными требованиями. Владимир Иванов напомнил, что среди основных показателей выполнения принятой в конце прошлого года Программы фундаментальных научных исследований в РФ на 2021-2030 годы есть, например, такой, – «доля статей в соавторстве с иностранными учеными в общем числе публикаций российских авторов, индексируемых в международных системах научного цитирования». Эта доля должна составлять не менее 75% (!).

“Такой довольно странный показатель кочует из документа в документ. Его использование, видимо, означает, что государство не доверяет своим ученым?” – недоумевал Владимир Иванов.

Он заявил, что качество работы исследователя не должно определяться количеством исписанных листов. Оценивать науку надо по вкладу в образование, технологии, культуру.

Систему оценки, не удовлетворяющую многих ученых, планируется изменить. Об этом многие из участников форума впервые узнали из сообщения главного научного сотрудника ИПРАН, советника руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России Сергея Максимова. Он напомнил, что в сентябре правительство утвердило новый Национальный план развития конкуренции в РФ на 2021-2025 годы. В одном из разделов плана значится утверждение правительством до 1 марта следующего года дорожной карты развития конкуренции в сфере науки. Головными исполнителями являются ФАС и Минобрнауки, РАН указана как организация, согласующая этот документ. Концепция дорожной карты, над которой работал коллектив ученых, представляющих разные НИИ и вузы, практически готова и скоро будет вынесена на широкое обсуждение. В ее рамках планируется, в частности, создать новую систему оценки эффективности научного труда.

“У нас сложилась ненормальная ситуация, противоречащая целям развития науки, интересам страны, ее граждан, – прокомментировал Сергей Максимов. – Ученых нацеливают исключительно на достижение высоких публикационных результатов. Эта идея пронизывает все правовые акты, относящиеся к науке и высшему образованию. Причем публиковаться необходимо прежде всего в журналах, индексируемых в системе Web of Science. Наивысшую оценку получают исследователи, статьи которых напечатаны в журналах первого квартиля WoS. В богатых вузах существует система гипермотивации: сотрудникам, опубликовавшим работы в высокорейтинговых журналах, выплачиваются огромные премии. Это связано с тем, что от публикационной активности зависит размер государственных субсидий на выполнения госзаданий”.

Разница в ценности публикаций с точки зрения финансирования организаций достигает 166 раз – 20 баллов за публикацию в первом квартиле естественно-научного блока и 0,12 – за публикацию в российском «ваковском» журнале.

Докладчик обратил внимание коллег на то, что «международных баз цитирования» (а именно этот термин используется в большинстве документов) на самом деле не существует. Есть зарубежные базы, принадлежащие конкретным хозяйствующим субъектам. Получается, что конкурентная среда России ориентирована на чужие нужды. Самые серьезные научные размышления, самые важные плоды труда наших ученых первыми оценивают эксперты из Америки и Великобритании, а публикуют первыми западные журналы. При этом отечественные издания хиреют и одно за другим закрываются. Государство не выделяет на их поддержку достаточного финансирования, хотя требуются не такие уж и большие деньги. Чтобы все наши научные журналы держались на плаву, нужно не больше одного миллиарда рублей.

“Нам необходимо реализовывать научные результаты в собственной стране, укреплять свою издательскую базу. Поэтому готовящаяся дорожная карта развития конкуренции в сфере науки содержит целый ряд поправок в действующее законодательство, направленных, попросту говоря, на разрушение механизма вредной для науки и государства сверхмотивации к тому, чтобы гнать за границу научное сырье. Мы боремся не с Западом, мы боремся с глупостью”, – подытожил Сергей Максимов.

Анализу одного из действующих формальных показателей – комплексного балла публикационной результативности (КБПР), который применяется при формировании госзадания научным организациям, – посвятил свой доклад советник РАН академик Сергей Колесников. Он заявил, что, когда КБПР вводился, представители Отделения медицинских наук РАН предложили корректировки, учитывающие специфику их отрасли знания. Однако соображения ученых были проигнорированы. Между тем использование не подходящего для оценки показателя приводит к недобросовестной конкуренции в науке, дискриминации представителей отдельных специальностей и в конечном итоге к сокращению инвестиций в важные области.

Сергей Колесников рассказал о том, что в Китае, который сегодня является крупнейшим в мире «производителем» научных статей, не так давно была начата реформа системы оценки результатов исследований. Показательно, что процесс был запущен в феврале 2020 года, когда в стране бушевала эпидемия коронавируса. Это свидетельствует о том, что власти Китая придают большое значение повышению эффективности своей науки.

Новая политика предусматривает, что публикация статей будет использоваться в качестве основного оценочного показателя только для фундаментальных исследований, но не для прикладных и технологических разработок. Это снимет «издательскую нагрузку» с клиницистов, инженеров и других «прикладников».

Ориентация на вал отменяется для всех: количество публикаций не будет считаться показателем производительности института или отдельного исследователя. Решено использовать систему «репрезентативных работ» – учитывать только ограниченное число наиболее важных статей ученого или учреждения. Причем не менее трети из них должно публиковаться в отечественных журналах.

В КНР планируется создать национальный «индекс научного цитирования». Будет поощряться публикация результатов финансируемых государством работ в высококачественных отечественных журналах. Поддержку таких изданий собираются вести через специальный фонд.
О необходимости изменения стимулов для научной работы говорил и ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, профессор Финансового университета при Правительстве РФ Олег Сухарев. Он, в частности, отметил, что монополизация глобального рынка результатов исследований, подмена реальной конкуренции научных и образовательных структур борьбой за библиометрические показатели и места в международных рейтингах грозят потерей научного суверенитета России. Эти вопросы уже всерьез обсуждаются в Совете безопасности.

“Главная проблема нашей науки в том, что разорвана цепочка между открытием новых фактов и использованием полученных на этой основе разработок в практике, – отметил Олег Сухарев. – Об этом постоянно говорит президент Российской академии наук Александр Михайлович Сергеев, который называет выпавшие звенья, которые должны отвечать за внедрение результатов исследований, «мертвым полем». Засеять это поле, восстановить цепочки воспроизводства знания – вот важнейшая задача, решение которой требует значимых ассигнований и организационной работы без привязки к внешним центрам контроля”.

Олег Сухарев предложил судить о результативности исследований по созданному «научному продукту», который можно измерять интеллектуальными активами с весовой оценкой будущей стоимости полученных результатов. Причем анализ должен производиться не за год, а на продолжительном временном отрезке.

Высказанные выступавшими соображения оказались близки большому числу российских ученых. Это продемонстрировали результаты проведенного весной нынешнего года социологического опроса, представленные на конференции Александром Гусевым и Максимом Юревичем из ассоциации «Решающий голос». Участниками опроса стали более семи тысяч активных ученых, работающих в НИИ и вузах (их было примерно поровну), 85% из которых имели ученые степени. Отвечая на вопрос, в какой степени наукометрические показатели отражают результативность научной деятельности по их специальности, за высокую достоверность проголосовали от 2,5% респондентов (гуманитарии) до 8,8% (представители естественных наук).

Подводя итог дискуссии об оценке научного труда, Владимир Заварухин отметил, что мировой опыт подтверждает важность экспертного анализа, учитывающего факторы, не зависящие от библиометрических показателей. Вопросы организации экспертизы обязательно должны найти отражение в концепции дорожной карты.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2