Вот новый разворот - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Вот новый разворот

Систему управления наукой в очередной раз перестроят

Заседание Совета при президенте по науке и образованию, проходившее в День российской науки, началось не совсем обычно – с картинки из центрального пункта управления высокопоточным исследовательским ядерным реактором ПИК в Гатчине. Благодаря дистанционному формату мероприятия зрители могли в прямом эфире наблюдать начало вывода мегаустановки в энергетический режим (энергопуск).
Напомним, ПИК – один из старейших российских долгостроев. Сооружение исследовательского комплекса началось в 1976 году. В 2011-м был произведен физический пуск реактора, первый энергопуск уже проводился в 2019 году.
Находившиеся рядом с пультом управления президент Курчатовского института Михаил Ковальчук и генеральный директор ГК «Росатом» Алексей Лихачев рассказали о перспективах, которые сулит запуск проекта. Рабочей смене реактора был вручен символический, конечно же, золотой ключик, набор мощности пошел и высокое собрание вернулось к основной теме – поиску ключей к решению проблем российской научно-технологической сферы. Важнейшие из них – ведомственная разобщенность, отсутствие у бизнеса интереса к внедрению разработок, непреодолимые барьеры между наукой и производством – не сходят с повестки дня в течение многих десятилетий.
Отдельные успехи есть, и пример тому – достижения ученых, медиков, администраторов в борьбе с коронавирусной инфекцией, но в целом система не выстроена, отметил Владимир Путин.
Возможные управленческие механизмы передачи научных достижений в реальный сектор экономики предложил генеральный директор Российского научного фонда Александр Хлунов. Инструменты для эффективной реализации приоритетных проектов – это льготы, налоги, субсидии для наукоемких производственных компаний, включение бизнес-структур в разряд квалифицированных заказчиков прикладных НИОКР наряду с госзаказчиками, привлечение представителей проектных организаций и разработчиков технологий к формированию госзаданий на фундаментальные и поисковые исследования.
Подобные меры уже используются министерствами, однако их применение не является системным, поэтому требуется «активная координация реализации отобранных проектов со стороны государства», которую должен осуществлять специальный орган с широкими полномочиями, отметил А.Хлунов.
Его поддержал заведующий лабораторией Московского физико-технического института Максим Никитин.
– Сегодня создать фундаментальный задел нужно в учреждении Минобрнауки, потом отдать разработку на испытание в Минздрав, после попросить деньги в Минпроме, чтобы масштабировать производство, – перечислил ученый.
Он считает, что для упрощения схемы нужна надведомственная структура, которая обладала бы правом определения приоритетов, унифицирования правил финансирования, обеспечения его бесшовности, занималась инфраструктурой, правовыми вопросами.
Разумеется, не остался в стороне от обсуждения темы и президент РАН Александр Сергеев. Он напомнил об успешном опыте работы созданного под эгидой Академии наук Координационного совета (КС), организующего работу советов по приоритетам в рамках Стратегии НТР, которые, в свою очередь, формируют комплексные научно-технические программы полного инновационного цикла. На конкурс пришли уже около ста заявок, 15 из них получили поддержку КС, четыре поддержаны Советом при президенте и Минобрнауки и переданы в правительство.
– Фактически Стратегия НТР вводит в действие новую инновационную экосистему, – подчеркнул глава РАН.
Он отметил, что в стране существуют и другие не менее эффективные экосистемы – «Сколково», «Национальная технологическая инициатива», инновационные научно-технологические центры, НОЦ – однако Россия по-прежнему «далеко не в лидерах инноваций». Реализация крупных прорывных проектов невозможна без сквозной координации, которую могла бы осуществлять Государственная комиссия по науке и технологиям при правительстве, аналогичная Военно-промышленной комиссии, уверен А.Сергеев.
Выступая на следующий день на церемонии вручения Демидовских премий, президент РАН заявил, что решение о специальном надведомственном органе уже принято и в ближайшее время произойдет «разворот вектора российской науки».
Свою лепту в обсуждение внес и министр науки и высшего образования Валерий Фальков. Он рассказал об усилиях министерства по консолидации средств бюджета на исследования и разработки гражданского назначения в рамках гос-программы научно-технологического развития.
– Однако информация об ассигнованиях на науку не содержит сведений, позволяющих оценить результативность расходов, соответствие приоритетам, отсутствие дублируемости. В связи с этим невозможно оценить влияние отдельных мероприятий госпрограмм на достижение национальных целей и решение задач научно-технологического развития страны, – отметил В.Фальков и вслед за другими участниками встречи высказался за «повышение эффективности механизмов координации».
Подводя итоги, В.Путин обрисовал контуры новой системы управления наукой, решение о создании которой, по всей видимости, было принято еще до заседания. Высший орган – усиленный Совет при Президенте РФ по науке и образованию, в состав которого будут включены члены правительства и Совета безопасности. Главный рабочий орган – правительственная Комиссия по научно-технологическому развитию. Как она будет формироваться, какими будут ее полномочия, кого поставят во главе – на эти вопросы ответов пока нет.
Диссонансом разговорам о высокой научной политике прозвучало выступление старшего научного сотрудника Института цитологии и генетики СО РАН Анастасии Проскуриной, которая была приглашена на заседание вместе с другими лауреатами президентской премии для молодых ученых 2020 года. Анастасия вернула участников заседания с небес на землю, вывалив на них целую кучу проблем, которые волнуют простых ученых. И что зарплата у многих институтских «рядовых» около 30 тысяч рублей, и что для выполнения майского указа ученых переводят на доли ставки, и что гранты молодежи получить сложно, а после ликвидации РФФИ будет почти невозможно, и что заказанные реактивы приходится ждать месяцами, и что система внедрения разработок в практику «совсем не работает, никак».
Из всего сказанного смелой девушкой старшие товарищи приняли близко к сердцу только информацию о практике перевода научных работников на доли ставки для выполнения зарплатного майского указа. Надо сказать, что такой прием уже давно ни для кого не является секретом. Как еще можно выполнить указ и довести среднюю зарплату ученых до удвоенной среднерегиональной при недостаточном финансовом обеспечении? Альтернативный вариант – резкое сокращение штатов, чего директора, естественно, пытаются избежать, прибегая, в том числе к описанной Анастасией уловке.
О том, чтобы устранить главную причину низких зарплат в науке, хроническое недофинансирование научных организаций, например, путем выполнения еще одного майского указа – №599 от 7.05.2012 года – на заседании речи не шло. Поэтому, получив от президента указание «разобраться», чиновники начали действовать как привыкли: уже на следующий день проверкой института занялись Минобрнауки, прокуратура и Следственный комитет. Хочется верить, что девушка не пострадает за свою прямоту, ведь первое лицо государства пообещало ей защиту. А вот улучшится ли положение ученых – большой вопрос.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2