Вариации изоляции. Что можно противопоставить карантину? - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Вариации изоляции. Что можно противопоставить карантину?

10.04.2020

Людям, далеким от науки, кажется, что ученым в отличие от других категорий работников самоизоляция в связи с пандемией коронавируса не помеха. Думай, читай, пиши статьи, общайся с коллегами по Skype, участвуй в семинарах и конференциях в дистанционном формате. На самом деле все не так просто. В научной жизни возникло немало проблем, требующих оперативного решения. Они обозначены в обращении, недавно выпущенном Профсоюзом работников Российской академии наук.
Этот документ комментирует заместитель председателя профсоюза, вице-президент Всемирной федерации научных работников Вячеслав ВДОВИН.

В своем обращении Профсоюз РАН заявляет, что исследователи могут и даже должны активно работать во время карантина, но условия для этого пока не созданы. При этом ваши требования адресованы в основном к власти, а апеллируете вы почему-то к научному сообществу.

Мы обращаемся ко всему научному сообществу с пониманием, что в него входят и действующие исследователи, и министр науки и высшего образования, и вице-премьер, курирующий научную сферу, и руководство Российской академии наук. От их решений зависит, как будет работать наука в этот сложный момент и что она сможет сделать, чтобы помочь обществу в преодолении текущих и долгосрочных проблем.

Вам не кажется, что профильное министерство, активно занимаясь налаживанием дистанционного обучения в вузах, к организации работы подведомственных исследовательских учреждений отнеслось довольно вяло?

Студентов несколько миллионов, и это молодежь. Понятно, что их проблемы требуют особого внимания. А в фундаментальном секторе науки работают менее 100 тысяч человек. Мы сами должны подумать о том, как нам жить в новых условиях.

Что в действующей нормативной базе не отвечает потребностям науки?

Спущенные нам правила довольно расплывчаты, и акцент в них сделан на запретительные меры. В это непростое время ученые должны вносить свой вклад в борьбу с нависшей над человечеством угрозой, однако карантинные нормы не позволяют нам не то что принимать на себя новые обязательства, но даже выполнять уже принятые.

Между тем в указе Президента РФ о мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения написано, что он «может распространяться на системообразующие, а также научные и образовательные организации по согласованию с Правительством РФ». То есть правила деятельности научных организаций исходно жестко не прописаны. Приказом Минобрнауки №545 от 02.04.2020 года доступ на рабочие места тоже не запрещается. Строгие ограничения касаются только беременных и имеющих детей в возрасте до 14 лет женщин, людей старше 65 лет, а также лиц, страдающих определенными заболеваниями. Остальным при соблюдении прописанных защитных мер работать теоретически можно. Но на самом деле их в организациях никто не ждет.

Министерство рекомендовало перевести максимум сотрудников на дистанционный режим. Институты закрылись. Но разве это нормально, что прекращается работа на установках с длительным циклом и крупных приборах, консервация которых требует больших затрат и чревата серьезными проблемами? Как быть с живыми объектами и культурами, требующими постоянного надзора? Что делать со скоропортящимися и опасными реагентами? Как готовить экспериментальные делянки к весенним полевым работам? Какие меры предпринять, если экспедиции уже начались?
Вариаций множество, и все проблемы разные. Некоторые в принципе не решаются на уровне дирекции института. Наш коллега из Томского научного центра рассказал, что у его организации возникла необходимость направить группу сотрудников проинспектировать газоаналитические посты автоматического контроля атмосферы. Станции требуют регулярной проверки и наладки, иначе сгорит дорогостоящее оборудование. Людям надо проехать на специальном автомобиле через Омск в Челябинск. Однако, как известно, власти ряда регионов закрыли въезд на свои территории. Какие сопроводительные документы должны иметь сотрудники, чтобы не застрять в дороге? Отдельным институтам непросто наладить взаимодействие со штабами по противодействию распространению коронавируса, этим должно заниматься министерство.

Желание ученых продолжать полноценно трудиться понятно. Но реально ли обеспечить соблюдение необходимых мер безопасности, перечисленных в приказе Минобрнауки, в частности, контроль температуры сотрудников при входе и в течение рабочего дня, уборку помещений с применением дезинфицирующих средств с кратностью два часа? Найдут ли организации средства?

У небольших институтов, конечно, могут возникнуть проблемы. Наш довольно крупный ФИЦ ИПФ РАН закупил тепловизоры и другие средства для обеспечения безопасности и контроля, как только эпидемия началась. У нас ведутся работы по государственному оборонному заказу, которые не должны останавливаться. Охрана на входе получила инструкции отправлять тех, у кого температура превысит заданный порог, в амбулаторию, которую нам в свое время удалось сделать подразделением института. Что интересно, некоторые люди проверяться не стали – развернулись и на всякий случай ушли в самоизоляцию.

В общем, у нас есть возможности для выполнения санитарных предписаний, и все равно в дирекции не хотят рисковать. И я это решение понимаю. На начальников возложена персональная ответственность за выполнение огромного комплекса противоэпидемиологических мероприятий. Они должны сдавать еженедельные отчеты об этих действиях. Кто в таких условиях захочет брать на себя лишние обязательства?

В итоге, несмотря на то что многие руководители подразделений подали заявки на работу, сейчас в институт допущены только сотрудники, выполняющие гособоронзаказ и отвечающие за жизнеобеспечение института. Работы моей группы признаны несрочными. Аналогичный приказ, который категорически запрещает моим сотрудникам появляться на рабочих местах, я получил и от ректора НГТУ.

При этом правительство Москвы разрешило работать салонам красоты, косметическим центрам, массажным салонам, имеющим лицензию на медицинскую деятельность. А Минсельхоз дал право возобновить производство табачным фабрикам. Нет ли здесь противоречий?

Конечно, есть. Наши институты выполняют государственное задание, многие ведут исследования для нужд обороны, безопасности, защиты населения. Сколько продлятся карантинные мероприятия, не знает никто. На это время людям должны быть обеспечены условия для нормальной работы.

В обращении профсоюза говорится, что проблемы есть и у тех, кто перешел на дистанционную работу. В чем они состоят?

Работающим на удаленке для эффективной деятельности нужен не только компьютер. Многим необходим доступ к вычислительной базе, корпоративным информационным сетям. А в институтах все отключено по «праздничному режиму». Понятно, что полностью ограничения снять невозможно, но какие-то моменты упростить стоило бы.

Перешедшие на дистанционную работу ученые занимаются написанием статей и отчетов, планов. А инженерно-технический персонал? Он мог бы использовать это время для повышения квалификации, знакомства с необходимой нормативной базой. Может быть, министерству организовать обучающие курсы? Самим институтам это не потянуть.

Еще один важный момент. Должны быть четко прописаны организационно-правовые аспекты дистанционной работы. Нормативное регулирование этой сферы еще недостаточно отработано, и в нем не отражена специфика исследовательской деятельности.

Если говорить о рабочих мастерских и опытных производств, они на дистанционный труд перейти не могут в принципе. Поскольку они работают по сдельно-премиальной системе, теперь их переведут на «голый» тариф. Необходимо в кратчайшие сроки продумать и реализовать меры поддержки этой очень важной категории наших сотрудников, а лучше всего – обеспечить им возможность продолжать трудиться.
Научный процесс не должен останавливаться. Ведь даже ученые, которые получают прежнюю зарплату, тоже не хотят сидеть в изоляции, поскольку имеют достаточно жесткие обязательства по госзаданию, грантам, контрактам. Невозможность попасть на рабочее место нарушает все планы. Сейчас я, например, не могу даже включить дистанционную систему доступа и посмотреть, как идет эксперимент.

На днях мы с коллегой, заместителем директора нашего института, почти одновременно получили из редакций журналов, где часто публикуемся, сообщения, что статьи по результатам чистого моделирования они теперь публиковать не будут, нужно подкреплять данные экспериментом. Как это можно сделать на удаленке?

А недавно в институт пришел документ из Минобрнауки, полностью подтверждающий объем обязательств по госзаданию на текущий год. Не уверен, что в таких условиях можно выполнить все формальные требования, которые к нам предъявляют ведомства и фонды.

Как вы думаете, можно ли надеяться на смягчение этих требований?

Полагаю, что какие-то послабления будут сделаны. На сайте Российского научного фонда уже появились разъяснения новых подходов.

Есть надежда, что с публикациями тоже все будет в порядке: редакции журналов нас не подведут и будут работать в обычном режиме. От коллег из-за рубежа получаю оптимистичную информацию. Надеюсь, и наши издатели окажутся на высоте.

Профсоюз призывает ученых не отменять и не переносить запланированные семинары, конференции, симпозиумы, а проводить их в режиме онлайн с применением современных телекоммуникационных технологий. Но ведь каждый оргкомитет научного мероприятия это решает самостоятельно.

Да, но ученые могут повлиять на коллег, которые выбирают простое, но не самое эффективное решение. Мы просто напоминаем, что отмены и переносы не только разорвут ткань научного общения, но приведут к отсутствию трудов конференций или задержке их выхода, что отрицательно скажется на достижении плановых показателей по госзаданиям, отчетах фондам, защите диссертаций.

А как себя в этом смысле ведут зарубежные организаторы конференций?

Обо всех не знаю, могу сказать только про свою научную область. Криогенное общество Америки, организующее ежегодную International Cryocooler Conference, провело голосование по электронной почте и демократическим путем решило, сдвинув мероприятие на месяц, провести его в режиме видеоконференции с публикацией трудов. Международная ассоциация Институт инженеров электротехники и электроники (Institute of Electrical and Electronics Engineers) даже переносить свои конференции не стала. Они пройдут в намеченные сроки. Работы тех, кто приедет лично или сделает доклад и ответит на вопросы онлайн, будут опубликованы.

А вот у нас дела обстоят иначе. До сих пор неизвестно, состоится ли в Томске TERA-2020 (International Conference Terahertz and Microwave Radiation). На две конференции по астрономии на базе Специальной астрофизической обсерватории РАН (Карачаево-Черкесия) регистрация идет, но тоже пока нет никакой определенности. ИПФ РАН отменил две международные конференции, которые планировалось провести на теплоходах.

Похоже, мы все-таки уступаем зарубежным коллегам в четкости и оперативности?

Думаю, что да. Взять такой немаловажный вопрос, как обеспечение своевременных защит диссертаций научной молодежью. Профсоюз работников РАН недавно обратился в Минобр-науки и ВАК с просьбой срочно добавить в правила возможность заочного проведения как мероприятий по представлению диссертационных работ, так и самих защит. Мы получили обнадеживающий ответ, что работа в этом направлении ведется, но результатов пока не видно.

Как представители ведущей организации специалисты ИПФ РАН недавно поучаствовали в семинаре двух соискателей из московского Института радиотехники и электроники РАН, проведенном в удаленном формате. Молодые ученые сделали содержательные доклады, хорошо ответили на вопросы авторитетной комиссии. Мы пишем положительные заключения. Но что будет дальше? Защиты диссертаций запланированы на конец мая. Как поведет себя ВАК? Понятно, что задержка отрицательно скажется на карьере и моральном самочувствии начинающих исследователей.

Между тем во многих странах защищать PhD в удаленном режиме можно уже давно. Там, где этого не было, нормативную базу оперативно усовершенствовали. Недавно Nature опубликовал статью Алисы Фредерик, которая рассказала о своей заочной защите, проходившей еще до начала вспышки коронавируса. Этот опыт теперь, несомненно, будет многими востребован.

Уверен, если мы хотим войти в группу стран-научных лидеров, надо быстрее реагировать на меняющиеся обстоятельства. Именно к этому Профсоюз работников РАН призывает Минобрнауки, Академию наук, руководство научных фондов, все научное сообщество: давайте срочно вырабатывать стратегию и тактику, которые позволят организовать эффективную работу научного комплекса в условиях эпидемии.

Надежда ВОЛЧКОВА

1 комментарий

  • “Мудрецы”, привыкшие использовать запретительные меры в качестве ГЛАВНЫХ, не заглядывают в будущее – видимо, в будущем таким нет места! Ну, закрыли все НИИ и радуются – “эпидемия остановлена”! Особое “внимание” ученым старше 65 лет (т.е самым опытным!), для них действует абсолютный запрет на экспериментальную работу! Разве это не мракобесие?! Начальство ведет себя как страусы: проще всего спрятать голову в песок. А эпидемия идет себе как ни в чем не бывало… И никакая наука перепуганным до смерти горе-руководителям не нужна.

Загрузка...
Новости СМИ2