Виварий в эфире. Трансгенные мыши стали героями онлайн-шоу - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Виварий в эфире. Трансгенные мыши стали героями онлайн-шоу

05.07.2020

Недавно в виварии Федерального исследовательского центра «Институт цитологии и генетики СО РАН» (ФИЦ ИЦиГ СО РАН) родились мыши, восприимчивые к вирусу SARS-CoV-2. Важность этого события для науки переоценить трудно. Дело в том, мышь в силу прекрасной изученности ее генома, быстрого цикла размножения и относительной дешевизны содержания – идеальное животное для моделирования человеческих недугов, в том числе CoViD-19.

Но лабораторные мыши в отличие от их летучих собратьев новой коронавирусной инфекцией не болеют – рецептор ACE-2 (белок на поверхности клетки, через который вирус туда проникает) у них несколько отличается от человеческого. Чтобы заразить мышь коронавирусом, необходимо вывести поколение трансгенных мышей с отредактированным геномом.

Эксперимент лаборатории генетики развития ФИЦ ИЦиГ СО РАН превратился в реалити-шоу: решив показать  пользователям YouTube настоящую науку, ученые шаг за шагом снимают все этапы генетических манипуляций. В первой серии, например, сотрудник лаборатории Алексей Кораблев проводил вазэктомию самцам – с использованием самодельного наркозного аппарата на самодельном же операционном столе. Особенности размножения грызунов требуют перед подсадкой самке ген-модифицированного эмбриона настоящего контакта с самцом. Аудитория у фильма самая подходящая для популяризации науки – школьники и студенты.

“Мы устали от просьб федеральных телеканалов «надеть белый халат и покапать в пробирку что-нибудь цветное», – комментирует заведующий лабораторией генетики развития, кандидат биологических наук Нариман Баттулин. – Настоящая наука выглядит иначе. В SPF (Specified Pathogen Free) виварии мы, конечно, работаем в специальных защитных костюмах, почти как врачи в «красной зоне». Там очень высокие стандарты содержания лабораторных животных: клетки с изолированной системой вентиляции, поддержание постоянных  освещения и температуры, чтобы избежать гибели специально выведенных генетических линий от «мышиных эпидемий» и обеспечить условия для повторяемости эксперимента”.

История генной модификации животных началась в Институте цитологии и генетики СО РАН еще в 1990-е годы. В то время была популярна идея нарабатывать в так называемых «молочных биореакторах» ценные человеческие белки, необходимые для производства лекарств. Заведующий нашей лабораторией Олег Леонидович Серов тестировал механизм по соответствующему изменению генома на лабораторных мышах. Затем работы по генной модификации мышей проводились для других исследований.

Так, совместно с НИИ медицинской генетики (Томск) мы вывели линию мышей с хромосомными нарушениями, которые у человека приводят к умственной отсталости. Есть модели животных, у которых мы удалили участки генома, отвечающие за регуляцию генов, связанных с развитием опухолей. Такие эксперименты позволяют понять генетику развития онкозаболеваний и найти новые мишени для их терапии.

События последних лет способствовали развитию экспериментов с трансгенными животными. Во-первых, в 2010 году был введен в строй SPF-виварий. Во-вторых, появились замечательные системы редактирования генома, одна из которых есть в ФИЦ ИЦиГ. В-третьих, в лабораторию генетики развития пришел аспирант А.Кораблев, ставший, по мнению Н.Баттулина, одним из лучших в России и мире специалистов по генетическим модификациям.

“В лаборатории появились невероятные возможности по очень точному вмешательству в геном, – продолжает Н.Баттулин. – И с началом пандемии мы поняли, что можем все эти умения быстро и эффективно реализовать, что называется, с пользой для общества”.

Да и дирекция в лице Алексея Владимировича Кочетова нас к этому подталкивала. В апреле, изучив соответствующую литературу, мы выяснили, что со времен атипичной пневмонии (2003 год) в мире выведены четыре модели лабораторных мышей, восприимчивых к коронавирусу. Три – в Китае, доступа к ним не было, одна – в американской Jackson Laboratory, теоретически животных можно было там заказать, но раньше осени мы бы их не получили. Стало ясно: нужно выводить мышей с модифицированным геном ACE-2 самим. Вместе с Борисом Скрябиным из Университета Мюнстера (у него в свое время стажировался А.Кораблев) мы разработали три сценария получения моделей. Первый – самый топорный, но зато быстрый – уже запущен. Мы просто берем ген человека ACE-2 и встраиваем его в геном мыши.

Ген вводится один раз – эмбрионам, следующие поколения мышей его наследуют. Поэтому мы особенно радуемся, когда рождаются трансгенные самцы, они могут дать гораздо больше потомства. Первые мыши будут отправлены в Государственный научный центр вирусологии и бактериологии «Вектор» уже в конце августа, там их заразят коронавирусом и будут изучать эффективность вакцин. Для первых шагов эта «грубая» модель подходит: дело в том, что при таком способе модификации генома белок ACE-2 работает во всех клетках мышиного организма, а у человека – далеко не во всех. Пока мы принимаем участие в гонке – подобные мыши уже родились в Институте биологии гена в Москве. Однако никакой конкуренции здесь нет – мыши важны и нужны для получения твердых знаний о CoViD-19. Например, история с потерей обоняния безумно интересна для ученых. Обонятельные рецепторы поддерживаются как раз теми клетками, в которых работает ген ACE-2.

Или цитокиновый шторм, спровоцированный ответом иммунной системы на коронавирусную инфекцию. Для изучения течения болезни необходимо точно воспроизвести работу ACE-2. И здесь в действие вступают следующие два плана. Один из них предусматривает выключение мышиного гена и вставку кодирующей части гена человека. Регуляторная часть остается – механизм будет работать как обычно. Второй, наиболее утонченный, подразумевает замену в гене лишь нескольких отличающихся аминокислот. Но это очень сложная работа, таких мышей мы сможем получить лишь к февралю. Однако  для фундаментального изучения болезни более поздние модели, выведенные филигранным способом, будут подходить идеально.

Пандемия выявила неготовность нашей науки к быстрому реагированию на подобные вызовы, причем по причинам исключительно финансовым. По мнению Н.Баттулина, нужны специальные резервные фонды. В пожарном порядке запустить эксперимент по выведению мышей позволило наличие необходимых средств в директорском фонде. Кроме того, оперативно отреагировал РФФИ, объявив соответствующий конкурс, на который специалисты ИЦиГ подали заявку. Напомним, вся история происходит в Новосибирском Академгородке, где, по счастью, и «Вектор» недалеко, и есть налаженная система сотрудничества институтов, – белки для редактирования генома производит Институт химической биологии и фундаментальной медицины, другими расходными материалами помог Международный томографический центр. Крайнюю актуальность работы подчеркивает тот факт, что заинтересованность в новой линии мышей выразили не только сибирские коллеги, но и ученые из Университета Мюнстера.

Ольга Колесова

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2