Климатолог Чернокульский: экстремальные климатические события участятся, климат в прошлое не вернется - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Климатолог Чернокульский: экстремальные климатические события участятся, климат в прошлое не вернется

На днях Межправительственная группа экспертов по изменению климата ООН представила большой доклад, в котором говорится о необратимых последствиях изменения климата в результате деятельности человека. Доклад производит сильное впечатление не только своим объемом (1300 страниц): никогда еще сотни ученых со всего мира не говорили так громко, эмоционально и доказательно (основные тезисы доклада ПОИСК опубликовал здесь).

Даже самые оптимистичные прогнозы экспертов выглядят мрачно: глобальная температура в ближайшие 10 лет вырастет на 1,6 градуса по сравнению с доиндустриальной, уровень мирового океана повысится на 0,3 метра к 2100, экстремальные природные события, такие как жара, наводнения, ураганы будут происходить в 4 раза чаще.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш назвал этот отчет «красным кодом» для человечества: «Тревожные сигналы оглушительны, и доказательства неопровержимы: выбросы парниковых газов душат нашу планету и подвергают миллиарды людей прямому риску».

ПОИСК попросил прокомментировать доклад ООН и поделиться своим мнением о причинах и последствиях изменения климата старшего научного сотрудника Института физики атмосферы РАН, климатолога Александра Чернокульского.

 

– Вы разделяете мрачные прогнозы экспертов? Смерчи, торнадо, ураганы станут чаще?

– Смотря где. В Европе и в нашей стране риск этих событий растет. В Америке число торнадо сокращается, а вот ураганов, сильных тропических циклонов третьей категории (со скоростью ветра 49-58 м/с), – растет. Но в целом, большая часть экстремальных климатических событий будет происходить чаще. Сокращаться будут только волны холода (резкое понижение температуры, которое постепенно захватывает все большую территорию). Ученые давно говорят о негативных последствиях изменения климата, но обычным людям эти изменения до недавнего времени были не так видны, как загрязнение планеты пластиком или вырубка лесов.

– Мы уже привыкли к мысли, что это мы виноваты в глобальном потеплении. Но в истории планеты еще до появления человека были периоды катастрофических климатических изменений. В какой степени именно деятельность человека сегодня влияет на климат? 

– Конечно, любое импактное событие – падение метеорита, извержение сверхвулкана – способно привести к климатической катастрофе. Но сейчас эту роль играет именно человек. И если в предыдущих докладах просто говорилось о том, что человек ответственен за глобальное потепление, то в этом докладе впервые ответственность выразили в конкретных цифрах. Для этого эксперты честно посчитали вклад в потепление всех возможных факторов: от солнечной и вулканической активности до вероятного падения метеорита. Потепление на 1,1 градус по сравнению со второй половины 19 века, которое мы сейчас наблюдаем, – это именно следствие действий человека. Наш вклад в потепление – от 0,8 до 1,3 ºC (медианное значение 1,07 ºC). Остальные факторы, способные влиять на изменение климата, добавили к потеплению почти ничего – около нуля.

– По оптимистичным прогнозам экспертов к середине века температура станет выше на 1,6 градус…Это много?

– А по пессимистичным – на 2 градуса. Все зависит от того, с какой интенсивностью мы будет сжигать углеводороды. А много или мало – смотря для чего. Для ледников повышение на 1,6 – это уже порог нестабильности.

– То есть при повышении температуры на 1,6 градуса начнут таять ледниковые щиты, поднимется уровень мирового океана, прибрежные города начнут уходить под воду… Эти апокалиптические сценарии вполне возможны?

– Не просто возможны. Именно они и будут реализовываться. Вопрос в степени: будут ли эти сценарии реализованы в полной мере или частично.

– В России меняется климат с такой же скоростью, как в среднем в мире?

– Все северные страны и полярные регионы наблюдают и будут наблюдать более сильное потепление. В Арктике потепление идет в три раза быстрее. В России – в 2,5 раза быстрее, чем в среднем по планете. Мы не то что в общем русле движемся, мы всех опережаем в темпах изменения климата. Холодная страна становится не очень холодной.

– Некоторым это даже нравится… Европейская зима, можно без шапки …

– Конечно, мягкий климат лучше, чем экстремально холодный. Люди сначала расселялись там, где средняя годовая температура была +13-15 градусов. Потом, когда места в этой климатической зоне перестало хватать, стали селиться везде. Если выбирать: жить при температуре ноль градусов или +13-15, то второй вариант лучше. Но приближение этого потепления в северных странах, сам момент перехода несет очень много рисков. Мы привыкли жить при низких температурах. Тяжело, но мы привыкли. (65 % территории страны лежит наКрайнем Севере, 20 % — за полярным кругом. На долю России приходится 53 % планетарной зоны Севера и 80 % ее населения – ред).

А теперь все стремительно меняется. У нас стоят города на вечной мерзлоте (например, Якутск, Магадан, Воркута, Петропавловск-Камчатский). И эта мерзлота начинает таять. Если бы у нас по щелчку заменилась инфраструктура, которая была бы адаптирована к более высоким температурам, то, конечно, мы были бы в плюсе. Но риски переходного периода никто не отменял.

– Если мы сейчас все дружно начнем сдавать назад: сокращать выбросы парниковых газов, сажать деревья, перестанем загрязнять окружающую среду, то сколько лет понадобиться, чтобы темпы глобального потепления снизятся?   

– Хороший вопрос, на который нет однозначного ответа. Все исследования, которые проводились, показывают, что даже если мы сейчас эмиссию парниковых газов выведем в ноль, то половина CO2 уйдет за 30 лет, остальное будут уходить еще сотни. В этом смысле климат в прошлое не вернется. Другое дело, если человечество разработает – пока, правда, непонятно как – какую-то прорывную технологию извлечения углерода из атмосферы, прогнозы экспертов могут измениться. Сейчас обсуждается несколько таких технологий, везде есть свои проблемы, и пока их потенциал не очень понятен.

Не могу не спросить про влияние на климат пандемии. Весной 2020 года в соцсетях распространился мем «природа настолько очистилась, что в каналы Венеции вернулись дельфины». Через год мем перестал быть мемом – дельфины действительно вернулись. А жители Индии впервые увидели вершины Гималаев. Насколько серьезно эти «разгрузочные дни» отразились на окружающей среде и на климате?

– Тут нет прямой зависимости. Окружающая среда, чистота воздуха и климат – чуть-чуть разные вещи. Воздух очистился, потому что снизился уровень аэрозольного загрязнения – концентрации мелких частиц в атмосфере, которые выбрасывают работающие заводы и транспорт. Заводы остановились – смог рассеялся.

А CO2 (диоксид углерода – бесцветный газ) как выделялся, так и выделяется. За 2020 год эмиссия сократилась на 7%, с условных 37 гигатонн (Гт) до 34 Гт. Конечно, снижение выбросов CO2 – это хорошо. Но локдауны отменили, карантин закончился, и все, что недовыбросили в 2020 году сейчас будет выброшено в 2021 и 2022.

В плане борьбы с глобальным потепление гораздо важнее оказываются политические решения, которые принимаются в последние годы. (Например, в России вводятся квоты на загрязнение воздуха и штрафы за их превышение,  в ЕС разработан проект «Европейский зеленый курс», который предполагает достижение углеродонейтральности к 2050 году – ред.)

Ученые с 90-тых годов предупреждали о последствиях бесконтрольного выброса парниковых газов. Политикам понадобилось 20 лет, чтобы это услышать, преодолеть нефтегазовые лобби и начать разрабатывать стратегии по сокращению выбросов. Пришло понимание, куда двигаться, а вот как – понимания пока нет, что, возможно, и к лучшему. Каждая страна будет пытаться искать свой путь: кому-то больше подойдет водородная энергетика, кому-то атомная, где-то будут работать гидроэлектростанции, где-то ветряки. Но уже и властям очевидно, что необходимо снижать углеродный след. Как его снижать – пусть каждый сам решает, в зависимости от козыря в рукаве.

– Домик на море можно приобретать?

– На Балтийском – да. А на Черном – не надо.

____

На своей странице в Facebook Александр Чернокульский поделился некоторыми своими наблюдениями по поводу доклада экспертов-климатологв. Одно из них мы хотим привести здесь.

Александр Чернокульский: слово unprecedented (беспрецедентный – ред) в тексте технического резюме 1 тома 6 доклада МГЭИК использовано 15 раз. В аналогичном документе 5 доклада — 5 раз (а до этого 3-1-0-0 раз). Для всегда осторожных ученых такой экспоненциальный рост — по-настоящему unprecedented. Сколько уже можно предупреждать?

 

11.08.2021

 

Елена Касьянова

 

1 комментарий

  • Золотой век цивилизации пройден, теперь необходимо выживать в борьбе с природными катаклизмами. Согласно прогнозу ИКД земля станет суше, растительности будет меньше, тепла будет больше, морозов не будет, болеть люди будут больше и умирать чаще.

Загрузка...
Новости СМИ2