Зажигая ясный свет. Буддистские монахи заинтриговали ученых - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Зажигая ясный свет. Буддистские монахи заинтриговали ученых

С нейрофизиологом Александром КАПЛАНОМ (на фото на экране монитора), профессором биологического факультета МГУ, мы знакомы 10 лет. Вместе с коллегами по лаборатории ученый разрабатывает технологии интерфейсов «мозг-компьютер» на основе анализа электрической активности мозга (ЭЭГ). Стремится таким образом помочь людям c тяжелыми нарушениями речи и движений после инсульта или травм головы. Мысленные команды, перехваченные уникальной системой, помогают пациентам управлять инвалидной коляской и экзоскелетом – устройством для восстановления движения. А нейроинтерфейсный комплекс «НейроЧат», не прикасаясь к клавиатуре, позволяет им мысленными усилиями набирать тексты, общаться в социальных сетях, управлять бытовыми приборами.
В ближайшей перспективе, полагает Каплан, вместе с искусственным интеллектом связка «мозг-компьютер», возможно, сумеет сформировать собственный «мозг-машинный» язык для двустороннего общения. Это существенно расширит ресурсы мозга человека. Остановка за «малым»: понять, как работают механизмы формирования мыслей, образов, идей и намерений, составляющих наш психический мир. Знание необходимо, чтобы состоялось общение между мозгом и процессорами искусственного интеллекта. Но главное  – считает нейрофизиолог – подступиться к тайне сознания, и вместе с несколькими российскими исследователями он вступил в научный диалог с духовным лидером последователей тибетского буддизма далай-ламой XIV.

– Александр Яковлевич, вы ведь уже работали в Индии?

– Да, в конце 80-х годов я заинтересовался медитациями йогов и несколько лет изучал функциональные состояния мозга человека. Хотел узнать, как погружения в глубины сознания отражаются в ЭЭГ. При первой возможности как приглашенный профессор поехал работать в известный индийский Технологический институт в городе Канпур и впервые стал регистрировать ЭЭГ у практиков медитаций. С тех пор отработал в Индии несколько сезонов. Новый этап моего научного путешествия в эту страну произошел по инициативе Далай-ламы. Он пригласил меня и еще нескольких российских исследователей в свою резиденцию для диалога о природе сознания –  ключевой проблеме как для буддистов, так и нейрофизиологов.

– Почему он обратился к российским ученым? Он знал их работы?

– Далай-лама не просто крупнейший буддистский мыслитель, но еще и ученый, который не понаслышке знает о достижениях в области квантовой физики, астрономии, биологических науках, медицине. В разных странах посещал известные лаборатории, к нему приезжали признанные в мире ученые, в том числе нейрофизиологи. Но от России не было никого. Между тем Далай-лама как широко образованный человек наверняка знаком с богатыми традициями русской нейрофизиологической школы. Знает, предполагаю, имена И.Сеченова и И.Павлова. В апреле 2018 года Далай-лама принимал нас в своей резиденции в Дхармсале, расположенной в предгорьях Гималаев. Во время трехдневного семинара он предложил провести нейрофизиологические исследования непосредственно в тибетских монастырях в привычных для монахов условиях. Отмечу, что Далай-лама XIV едва ли не первым среди своих предшественников стал пропагандировать достижения западной науки и даже ввел в монастырях изучение элементов естественных наук. Мы поддержали идею Далай-ламы, а академик Святослав Медведев, участник нашего диалога, взялся организовать научный проект. Ему это удалось, и с 2019 года начались наши экспедиции в тибетские монастыри – для изучения медитаций и феномена сознания современными научными методами.

– Сознание связано с медитацией?

– В том-то и дело, что медитация – это способ погружения в глубины сознания. По-настоящему им владеют только буддистские монахи, практикующие медитацию как жизненную необходимость. Традиции этого способа исследования ментального мира стали изучать в буддистских школах еще в I тысячелетии до нашей эры. Накопили целый арсенал проработанных и описанных в старинных книгах методик, в значительной мере остающихся тайной для западных ученых. Самый высший уровень мастерства – тантрическая медитация –  состоит из восьми последовательных этапов, и даже первые не по силам воспроизвести обычному человеку.

Попробуйте, скажем, мысленно представить лицо хорошо знакомого вам человека, хотя бы с десяток деталей, не уверен, что вам это удастся. А буддисты воссоздают объект, как правило, иконографический образ индуистских божеств, состоящий из многих десятков деталей. И это – всего лишь один этап визуализации. Следующий – растворение образа – и также по отдельным деталям. Так постепенно, слой за слоем монах-исследователь удаляет из своего ума все мыслимые и немыслимые образы, идеи, объекты, пока не доберется до самого глубокого уровня – «ясного света». Своего рода это «чистый лист» ума, на котором еще нет ни одного штриха, ни одной мысли, но есть потенциал для их появления.

– Что может дать сотрудничество тибетских монахов с нейро­физиологами?

– Наука о мозге почти 200 лет успешно изучает детали структуры и функции мозга нейронами, синапсами, нервными импульсами и т. д. Но только в последнее время подошла к очень трудному рубежу – познанию субъективного мира человека, его психики, сознания. Даже самые чувствительные электроэнцефалографы и самые мощные томографы не в силах заглянуть во внутренний мир человека – его мысли, идеи, намерения, духовность не измеряются приборами. А в буддистской традиции такой «прибор» есть – это собственный ум монаха и развитые многими веками методики его применения для исследования субъективного мира. И теперь восточным мудрецам и европейским ученым нужно поработать вместе, чтобы перевести результаты медитативных исследований монахов на язык современной нейрофизиологической науки. Эту идею высказал Далай-лама, поддержавший исследования в тибетских монастырях.

– Как происходило это сотрудничество?

– За последние два года мы осуществили несколько научных экспедиций в Индию. А в марте 2020-го я вернулся из очередной поездки – на этот раз из самого сакрального тантрического монастыря Гьюдмед. Он был основан в Тибете в 1433 году, но впоследствии со всеми реликвиями перенесен в Индию, в штат Карнатака. Эксперименты начинались с регистрации ЭЭГ нескольких десятков структур мозга монахов во время их медитации в специально предназначенных для этого помещениях. Я не давал испытуемым инструкций, но знал, что во время погружений они проходят все восемь этапов тантрического путешествия ума, а моя задача – записать ЭЭГ и найти в ней их отголоски или отпечатки. Самый интересный момент исследования и для нейрофизиологов, и для монахов, какие именно корковые области мозга демонстрируют изменения активности при переходе от этапа к этапу, какие характеристики ЭЭГ чувствительны к «ступеням» медитации. И это не праздное любопытство: в совместном с монахами поиске мы стараемся нащупать механизмы мозга и сети нейронов, в которых рождается субъективный мир человека. Сейчас мы в самом начале пути – идет обработка первых 13 записей ЭЭГ.

– С небес на землю. 2000 лет монахи добывают знание. Можно ли использовать его в медицине: лечить психические расстройства и нейродегенеративные заболевания?

– Поиск путей духовного совершенствования человека – едва ли не главная задача буддистской философии. Ее достижения лишь косвенно отражаются в конкретных результатах практической деятельности человека, будь то производство, наука или здравоохранение, но определяют смыслы и цели всей этой деятельности. Тибетская медицина – лишь вариант народной медицины, но с восточными особенностями: она включает диагностику по жидкостям тела и пульсу, лечение массажем, иглоукалыванием или прижиганиями и т. д. Но при крупных монастырях есть клинические центры, оснащенные современным оборудованием.

– Можно объединить знания и опыт буддистских мудрецов с достижениями нейрофизиологов?

– Монахи тибетских монастырей – люди открытые, любознательные, всегда готовые поспорить. При каждом удобном случае они вызывали меня на дискуссию – иногда по наивным, но часто и по очень серьезным вопросам. Мне нелегко было найти ответ, как рождаются команды мозга для мышц, где в нем находится память, как мы видим внутренние образы. Вечерами мы собирались с буддистскими учителями послушать их разъяснения очередной главы древней книги. Верю, что такое объединение возможно.

Записал Юрий Дризе

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2