Страсти по Абелю. Судьба “математической нобелевки” впервые решалась в России. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Страсти по Абелю. Судьба “математической нобелевки” впервые решалась в России.

Абелевская премия за выдающиеся достижения в области математики с самого начала была неразрывно связана с Нобелевской, а стала чуть ли не ее антиподом. Учредить ее в честь столетия со дня рождения незаурядного норвежского математика Нильса Абеля (1802-1829) предложил его соотечественник и коллега Софус Ли, когда выяснилось, что Альфред Нобель не питает симпатии к математике и не хочет удостаивать ее отдельной номинации в своем завещании.
Но идея “дополнить Нобеля Абелем” не сработала, к тому же исторические пути Швеции и Норвегии в начале ХХ века разошлись. И лишь еще 100 лет спустя справедливость восторжествовала: правительство Норвегии учредило Абелевскую премию и одноименный фонд с весомым финансовым наполнением, призванные содействовать математическим исследованиям и популяризации математики в обществе, особенно среди молодежи. Так что недаром Абелевскую премию постоянно сравнивают с Нобелевской, называют “математической нобелевкой”, и по размеру (6 млн норвежских крон – около 800 тысяч евро) они сопоставимы.
Кандидатов на присуждение Абелевской премии определяет интернациональный комитет в составе пяти человек, рекомендованных Международным математическим союзом и Европейским математическим обществом. Как уточнил один из них – лауреат премии Филдса, почетный профессор Санкт-Петербургского госуниверситета Станислав Смирнов, они представляют даже не пять, а семь стран и восемь университетов. Эти корифеи впервые собрались в России, в городе на Неве, как до этого собирались в Берлине, Брюсселе, Риме, Лондоне, Мумбае и т.д., чтобы в закрытом (пока!) режиме сформировать мнение о лауреате-2014.
Отвечая на вопрос корреспондента “Поиска” об особенностях процедуры присуждения, председатель комитета известный норвежский математик Рагни Пиене отметила, что самовыдвижения не принимаются, что, во избежание конфликта интересов, соискателями не могут быть члены комитета и их ближайшие родственники, что премия может делиться между несколькими лауреатами (впрочем, с начала присуждения в 2003 году такое было лишь дважды).
В свою очередь, президент Норвежской академии наук Нильс Стенсет, биолог по профессии, преисполненный величайшего уважения к царице наук математике, подчеркнул, что решение комитета хранится в строжайшей тайне до 26 марта. Лишь тогда, и ни днем раньше, оно представляется на утверждение Президиума Академии наук. “Так что не спрашивайте у меня имя этого счастливчика, я его не знаю так же, как и вы”, – заявил он. Премия лауреату вручается 20 мая в актовом зале “Аула” Университета Осло. В нынешнем году эту почетную миссию выполнит кронпринц Норвегии.
Кроме того, профессор Стенсет выразил глубочайшую признательность Санкт-Петербургскому госуниверситету в лице Станислава Смирнова за прекрасную организацию двухдневного мероприятия. Его программа включала не только закрытые заседания, но и конференцию “Абель в Петербурге” в Санкт-Петербургском отделении Математического института им. В.А.Стеклова РАН, и лекции мэтров в физико-математическом лицее №239. Причем лауреат премии Филдса, директор Института Анри Пуанкаре Седрик Виллани (Франция) и лауреат Абелевской премии 2012 года Эндре Семереди (Венгрия) были в восторге от качества “детских” вопросов.
Ключевая роль СПбГУ в абелевской программе обусловлена давней и высокой репутацией его математических школ. Сегодня в структуре вуза действуют междисциплинарная исследовательская лаборатории им. П.Л.Чебышева, центры геномной биоинформатики, теории игр, ресурсный вычислительный центр, ведется активный обмен студентами-математиками с зарубежными, в том числе норвежскими, вузами. Среди его выпускников лауреат Нобелевской премии Леонид Канторович, лауреат Абелевской премии 2009 года Михаил Громов, уже упомянутый Станислав Смирнов и, разумеется, “великий и ужасный” Григорий Перельман, доказавший гипотезу Пуанкаре, но отвергнувший причитавшиеся ему лавры.
В связи с этим корреспондент “Поиска” не мог не осведомиться, приглашен ли математик-затворник на Абелевские дни в Санкт-Петербурге. Профессор Пиене ответила буквально следующее: “Кажется, ему звонили, но он не ответил, и я не хочу обсуждать эту тему”. Забавно, что одна радиостанция чуть было не интерпретировала наш диалог следующим образом: “Абелевская премия присуждена Перельману, а он и от нее отказался”. Но даже с учетом хранимой членами комитета абсолютной конспирации берусь утверждать – Григорий Перельман ее не получит!

На верхнем фото: Генеральный консул Норвегии в Санкт-Петербурге Хейди Олуфсен (слева), президент Норвежской Академии наук Нильс Кристиан Стенсет (в центре).

На нижнем фото: Председатель Абелевского комитета Рагни Пиене и член комитета, руководитель исследовательской лаборатории имени П.Л. Чебышева в СПбГУ Станислав Смирнов.


Аркадий СОСНОВ
Фото пресс-службы СПбГУ

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2