По глобальным канонам. Научные фонды разрабатывают общие правила поддержки исследований. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

По глобальным канонам. Научные фонды разрабатывают общие правила поддержки исследований.

В мае прошлого года в Вашингтоне по инициативе Национального научного фонда США и при поддержке администрации президента Обамы и Госдепартамента США была проведена встреча ведущих мировых научных фондов. На ней был учрежден Global Research Council (Глобальный исследовательский совет – ГИС) как неформальная организация, объединяющая руководителей научных фондов разных стран. В руководящий орган ГИС – Совет управляющих – входят представители 10 стран, в том числе России (председатель Совета РФФИ академик Владислав Панченко). В конце мая в Берлине состоялась первая ежегодная встреча участников ГИС. Мы попросили прокомментировать ее результаты руководителя управления международных связей РФФИ Александра ­Шарова.

– Александр Николаевич, для чего все же был создан Глобальный исследовательский совет?
– Как представляется, для того, чтобы наладить сотрудничество научных фондов в глобальном масштабе, обмен опытом поддержки научных исследований в различных странах, доведение этого опыта до тех, кто такие фонды только создает. Необходимо также понять состояние и структуру современных фундаментальных научных исследований, сделать их результаты более доступными, чтобы привлекать внимание общественности и руководства стран, где активно действуют научные фонды, к проблемам финансирования научных исследований, повышения их эффективности. Следует отметить, что ГИС – это не только площадка для встреч раз в году руководителей научных фондов со всего света, но и система взаимодействия фондов на региональном уровне (определено пять таких регионов: Европа, Америка, Азия, Ближний Восток и Африка), в рамках которой их представители также регулярно встречаются для проработки вопросов, выносимых затем на годовое собрание ГИС.
Таким образом, ГИС – это новая форма организации сотрудничества научных фондов, расширение практики, заложенной 32 года назад, когда был создан Совет руководителей научных фондов стран “Большой семерки”, преобразованной в дальнейшем в “Большую восьмерку” (G8), в связи с чем 13 лет назад в него вошел РФФИ. В повестке встречи в Берлине было несколько вопросов. Прежде всего, необходимо было принять совместное заявление фондов – участников встречи о принципах Research Integrity (добросовестности научных исследований) в виде документа, где эти принципы изложены.
– О чем говорится в этом документе?
– Речь идет об этике проведения научных исследований. Отдельное место отведено таким понятиям, как плагиат, самоплагиат (когда вторичный материал подается как первичный), подтасовка результатов, права первооткрывателя.
Второй вопрос – принятие плана действий по обеспечению открытого доступа (Open Access) к результатам научных исследований, которые были профинансированы из госбюджета.
– Вам удалось разработать механизмы перехода к открытому доступу?
– Это один из непростых вопросов. Сроки такого перехода воспринимаются неоднозначно в разных странах, но ряд государств уже к нему приступил, например, Великобритания, объявившая о переходе с 1 апреля этого года.
– Как мы знаем, научная периодика – это серьезный бизнес, и ничего бесплатного там не бывает. Кто же в этом случае оплачивает публикацию в престижном журнале?
– Можно сделать это по-разному, в том числе из суммы гранта, полученного исследователем. В высокоцитируемых журналах эта цифра может колебаться от 1 до 3 тысяч долларов. У нас в фонде по этому поводу были обсуждения, и в перечень правил использования грантов включен пункт, разрешающий оплачивать из средств гранта публикации по результатам выполненного исследования (так называемые редакционно-издательские расходы). Кроме того, в стране издается масса научных журналов, которые распространяются по бесплатной подписке. Это сделано для того, чтобы их материалы находились в открытом доступе. Другой вопрос, как обеспечить открытый доступ к научным публикациям, появляющимся за рубежом, а также выводить публикации российских авторов в открытый доступ для зарубежных пользователей. Должен сказать, что эта проблема не была всесторонне решена во время берлинской встречи. Был принят план действий по ее реализации и подчеркнуто, что к обсуждению этого вопроса представители фондов вернутся через год. Все это время фонды – участники ГИС будут вести мониторинг развития ситуации в данной области, обобщать опыт стран, которые такой переход успешно осуществляют, предлагать какие-то новые механизмы.
Третий вопрос, который рассматривался на годовом собрании, – принятие Устава ГИС. Тут тоже не все шло ровно и гладко. Первоначальная версия устава, разработанная нашими американскими партнерами, предъявляла достаточно жесткие требования к тем фондам, которые еще пожелают войти в ГИС, – в основном, в отношении объема научной продукции, которая произведена в конкретных странах при поддержке научных фондов.
– То есть тех, у кого научной продукции маловато, могут исключить из этой организации?
– Об этом речи не идет. Тем более что участие в ГИC никак не оформлено – нет членских билетов, подписанного соглашения об участии. Да и сама эта организация является виртуальной. Это не юридическое лицо, и, соответственно, документы, принимаемые участниками, носят рекомендательный характер. Видимо, костяк из 50 стран, которые стали участниками собрания, состоявшегося в этот раз в Берлине, сохранится. Что касается требований к вновь вступающим – они должны будут продемонстрировать определенные научные результаты, полученные в их стране, в том числе благодаря деятельности национального фонда. При обсуждении этого вопроса стало ясно, что вводить строгие количественные показатели, например по числу публикаций, нецелесообразно. В Уставе фонда говорится также и о порядке проведения годовых собраний, о том, как будут выбираться фонды, которым предстоит их провести. Предполагается, что право проведения годового собрания надо заслужить. Встречу в Берлине организовывал германский фонд DFG совместно с бразильским Советом научно-технического развития, безусловно, заслужившие такое право своей деятельностью. В следующем году собрание будет принимать Пекин.
– Как  Китай был выбран в качестве места проведения следующей встречи?
– Это происходило немного кулуарно, поскольку в тот момент, когда такое соглашение было достигнуто Советом управляющих ГИC, еще не был принят Устав фонда, в котором прописан механизм выбора страны – организатора очередной годовой встречи. Россия тоже претендовала на эту роль в 2014 году, но мы Китаю великодушно уступили это место, рассчитывая, что в дальнейшем наша заявка на 2015 год будет рассмотрена и удовлетворена.
– Пока не очень понятна выгода от этого мероприятия, как и от самой организации, если честно.
– Смысл всего этого состоит не в какой-то конкретной выгоде. Он видится в том, чтобы в практике международного взаимодействия фонды руководствовались общими правилами игры. По мере глобализации научной деятельности усложняются и развиваются формы взаимодействия научных фондов – как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Первые шаги были сделаны еще год назад, когда в Вашингтоне были приняты принципы научной экспертизы.
– Они как-то повлияли на принципы экспертизы РФФИ? Вы их учитываете в своей деятельности?
– Мы разместили их на нашем сайте, познакомили с ними членов Совета фонда. Мы видим, что там предложены верные решения, которые практически не отличаются от тех правил, которые разработаны в нашем фонде. Могу сказать, что эти принципы у нас соблюдаются. Они соответствуют регламенту проведения экспертизы в РФФИ на основе Устава фонда и решений его Совета. Конечно, в каждой стране, в каждом фонде есть масса своих нюансов организации работы экспертов. Участвуя в принятии подобных документов ГИС, разместив их на сайте РФФИ, мы, тем самым, берем на себя моральное обязательство их соблюдать и призываем к этому наших грантополучателей и экспертов.
– В чем состоит деятельность Совета управляющих ГИC, в который входит и Владислав Панченко?
– Он собирается накануне проведения годовых встреч, а в перерыве между ними участники совета не менее двух раз в год проводят видеоконференции, где обсуждают повестку ежегодных встреч ГИС, рассматривают итоги региональных встреч, принимают решение о том, каким фондам доверить их проведение, решают вопросы ротации своего состава.
– А какие-то конкретные задачи ставит перед собой ГИC? Например, помощь в поддержке исследований в развивающихся странах?
– Такие вопросы возникали в РФФИ, Владислав Панченко обсуждал их с членами Совета руководителей научных фондов стран “восьмерки”. Надо сказать, что в этом гораздо более узком составе руководители фондов успешно решают вполне конкретные вопросы, обмениваются информацией о развитии ситуации в сфере научных исследований, по вопросам их поддержки в своих странах. В этом году темой такого обсуждения были инновационные процессы, ставились вопросы о том, как помочь инновационной деятельности научных фондов. При этом, в отличие от Глобального исследовательского совета, фонды стран “восьмерки” занимаются и практическими делами. Так, в 2010 году на своей встрече, впервые проходившей в России, в Санкт-Петербурге, они объявили совместную инициативу – поддержать научные исследования глобального характера. Такие конкурсы поддержал и РФФИ, в том числе 2 проекта с российскими участниками по экзафлопным вычислениям, 2 проекта в области наук о материалах, тематика последнего конкурса подобных глобальных проектов, прошедшего в 2013 году, – проблемы обеспечения пресной водой и изменчивости береговых линий. Глобальный исследовательский совет к таким вопросам пока даже близко подойти не может, потому что в нем очень большое число участников, и сегодня он делает только первые шаги, обсуждая опыт, практику проведения научных исследований в тех или иных странах и пытаясь ее обобщить. То есть в основном это аналитическая работа. Тем не менее руководитель РФФИ еще на первой встрече в Вашингтоне призывал найти возможность для практических дел, по аналогии с деятельностью фондов стран “восьмерки”.
– А у американцев, когда они все затевали, не было задумок относительно практической деятельности?
– Подобных заявлений пока не было. Есть общая цель – гармоничное развитие сферы поддержки научных исследований в глобальном масштабе. Крупные фонды, страны, которые претендуют на глобальное научное лидерство, заинтересованы в участии в этой организации, поскольку это позволяет им держать “руку на пульсе”, знать, что происходит в мире в области производства научного знания, возможностей поддержки исследований со стороны национальных фондов и иных источников.
Что касается G8, то принято решение, что после завершения собрания ГИC будет проходить заседание представителей научных фондов стран “восьмерки”. Решено также сохранить этот клуб в том формате, в котором он существует, поскольку он играет едва ли не главную роль в Глобальном исследовательском совете и позиционирует себя, как источник новых идей, которые потом будут претворяться в жизнь на заседаниях ГИС.
Несмотря на то что ярко выраженной цели эта организация пока не сформулировала, мы считаем, что надо принимать активное участие в ее становлении, вносить свой вклад, проводить свои идеи и инициативы через эти структуры, то есть быть в тренде, в курсе событий.

Беседовала Светлана БЕЛЯЕВА
Фото Николая Степаненкова
и с сайта www.dfg.de

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2