Без скачков! Ученые выступают за разработку новой программы развития космических исследований. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Без скачков! Ученые выступают за разработку новой программы развития космических исследований.

“Я не жалею, что его убили. Жалею, что его убили рано. Не в третьей мировой, а во второй…”.

С этими печальными строками поэта Бориса Слуцкого, посвященными его другу Михаилу Кульчицкому, у директора Института космических исследований (ИКИ) РАН академика Льва Зеленого теперь ассоциируется судьба проекта “Фобос-Грунт”. И года не прошло с тех пор, как Лев Матвеевич делился на страницах нашей газеты перспективами развития отечественных космических программ (“Поиск” №14, 2011).
К сожалению, недавнее бесславное окончание проекта “Фобос-Грунт” подтвердило древнюю мудрость о том, что человек – пусть даже уважаемый и известный ученый – предполагает, а Бог располагает. На прошлой неделе, после оглашения результатов расследования причин аварии автоматической межпланетной станции, директор ИКИ РАН выступал на организованной в стенах агентства “РИА Новости” пресс-конференции, чтобы, по его словам, попросить поддержки в проведении дальнейших космических исследований не только у политиков и научного сообщества, но и у всего российского народа. Кроме академика Зеленого во встрече с журналистами приняли участие директор по развитию кластера “Космические технологии и телекоммуникации” Фонда “Сколково” Дмитрий Пайсон и первый заместитель директора Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН Олег Орлов. К дискуссии были также приглашены представители Федерального космического агентства (Роскосмос) и НПО им. С.А.Лавочкина, но они на мероприятие не пришли…

– Мне жаль, что “Фобос-Грунт” погиб слишком рано, – сокрушается академик. – Быть может, мы так и не смогли бы реализовать все этапы этого проекта, авария могла случиться уже на подлете к Марсу. Но особенно печально, что аппарат погиб, так и не улетев от Земли, не начав работу. Задача, поставленная перед станцией “Фобос-Грунт”, осталась нерешенной, и в ближайшие 10-12 лет ситуация не изменится, если запуск подобного устройства не будет повторен.
Другая причина, не позволяющая ученым отказываться от реализации этого амбициозного проекта, – эмоциональный аспект.
– Если вы посмотрите на всю историю космических исследований, – продолжает  директор ИКИ, – аварии случались везде и всюду: около Марса погибло множество космических аппаратов – и американских, и европейских, и даже советских. Однако всегда делом чести и престижа космических агентств было эти миссии повторить и поставленные задачи решить. Неудачу нельзя “зажевывать” в себе, обязательно надо идти дальше.
Комментируя возможность повторного запуска, Лев Зеленый отметил, что у этого предложения много нюансов:
– Конечно, на первом месте все-таки должен быть научный аспект, а не эмоции, которые переполняют нас уже третий месяц. “Фобос-Грунт” был уникальным проектом: Россия сумела занять очень узкую нишу в обширном космическом наступлении по изучению Солнечной системы, развернутому нашими коллегами-соперниками из Европы, США, Китая и Индии. Ими ведется множество исследовательских проектов по Марсу, Луне, планетам-гигантам, но Фобос до сих пор был обделен пристальным вниманием. Первая отечественная миссия к этому спутнику Марса стартовала еще в 1988 году. Она была успешна лишь наполовину: один аппарат мы тогда потеряли, однако второй проработал около Марса почти четыре месяца. С его помощью были получены хорошие результаты, но при подлете к Фобосу пропал и он… Когда в конце 1990-х годов выбиралась новая цель для исследований в космосе, в России решили снова вернуться к Фобосу, но усложнить схему работы автоматической станции. Теперь ее основной задачей стала доставка вещества с Фобоса на Землю. Кроме того, перед “Фобос-Грунт” стояла и интересная биологическая задача – на этом аппарате осуществлялся перелет нескольких колоний микроорганизмов, которые должны были пролететь расстояние от Земли до Марса, побыть там и вернуться назад.  
Подробнее о подпроекте “Биофобос”, предполагавшем, что более 60 видов живых организмов будут путешествовать по маршруту Земля – Марс – Земля, не имея доступа к питательным веществам, находясь в суровых условиях космоса, в первую очередь под воздействием жесткой космической радиации и в отсутствие гравитации, рассказал Олег Орлов. По его словам, разнообразные биологические объекты – бактерии, грибы, растения, мелкие животные – должны были проделать долгий путь в космосе, чтобы ученые смогли понять, как межзвездное пространство влияет на эти организмы. Параллельно начался аналогичный контрольный эксперимент на борту Международной космической станции (он продолжается до сих пор), дающий возможность сравнить воздействие на биологические системы дальнего космоса и той его части, которая находится внутри магнитной оболочки Земли. По мнению Олега Орлова, эти исследования обязательно надо довести до конца:
 – Такие эксперименты должны предшествовать разработке любых программ будущих пилотируемых миссий за пределы орбиты Земли. Конечно, ИМБП РАН горячо выступает за возобновление этого проекта и просит общественность поддержать нас. Человечество не может бесконечно оставаться в пределах околоземных орбит. Рано или поздно мы все равно выйдем за эти пределы, будем осваивать дальний космос, двигаться вперед. Без таких программ, как “Фобос-Грунт” и “Биофобос”, эти шаги невозможны.
Отвечая на вопрос корреспондента “Поиска” о том, что требуется сделать, чтобы неудача, постигшая “Фобос-Грунт”, больше не повторилась, Лев Зеленый отметил:
– Прежде всего, нам нужна четкая системная программа, описывающая основные цели России в космосе. Этапы этой программы должны развиваться не скачками, а последовательно, нужно наладить преемственность исследований. Во-вторых, конечно, нужно повышение контроля качества, причем повышать его надо не только силами одного лишь Министерства обороны, но и профильных агентств, таких как Роскосмос.
Идею о создании системной программы дальнейшего развития отечественной ракетно-космической отрасли поддержал и Дмитрий Пайсон:
– Разрабатывается Стратегия развития российской космонавтики до 2030 года. Ее черновой вариант уже представлен Рос­космосом заместителю председателя Правительства РФ Дмитрию Рогозину. Думаю, всем понятно, что первым шагом в подготовке стратегии должно стать не только повышение надежности космических средств, но и воссоздание системы нормативного регламентного обеспечения этой  надежности. Сейчас на предприятиях происходит эрозия нормативной базы, регламентов, которые существовали раньше. Поэтому деятельность агентства сегодня должна быть нацелена на то, чтобы восстановить их статус. При подготовке стратегии также необходим трезвый взгляд на возможности отечественной ракетно-космической отрасли – и с точки зрения мировой конъюнктуры, и с точки зрения планирования дальнейших амбициозных проектов.
Дмитрий Пайсон также отметил, что при разработке целевых программ в космической отрасли специалистам Роскосмоса следует обязательно выделить средства на поддержку развития профильного образования и возможность проведения рамочных НИР на конкурсной основе.
По оценке директора ИКИ РАН, разработка нового проекта – преемника миссии “Фобос-Грунт” – обойдется государству уже значительно дешевле:
– Точную цифру я не назову – надо учитывать колебания курса валют, изменения экономической ситуации в стране и особенности аппарата следующего поколения. Могу сказать лишь, что повторный полет к Фобосу будет стоить более одного и менее пяти миллиардов рублей. Что касается даты будущего запуска, скорее всего, он состоится в 2018 году. Ближайшее “окно”, правда, будет и в 2013-м, однако оно будет не столь удачным, да и мало одного года на воссоздание аппарата и учета всех огрехов прошлой версии. В 2016-м будет еще одна возможность для отправки миссии к Фобосу, но на этот год нами уже запланированы лунные исследования. Кстати, именно инициативы РАН по исследованию Луны, поддерживаемые Роскосмосом, сейчас выходят у нас на первое место. Подчеркну, что речь здесь идет о “новой” Луне, не той, какой мы знали ее раньше. Если американские космонавты исследовали средние широты спутника Земли, где вокруг лишь сухая пустыня, то мы сконцентрируемся на полюсах, где, как недавно было доказано при помощи созданного в ИКИ нейтронного детектора, есть вода. Полярные области Луны – очень удобные полигоны для создания различных астрономических станций, радиоастрономических исследований, изучения космических лучей высоких энергий. В перспективе должна быть создана российская научная база для исследований Луны, которая, как всякая техника, будет периодически нуждаться в сервисе. Автоматически этот сервис наладить будет нельзя, на таких ремонтных работах никогда не обходится без человека. Поэтому я вижу широкое поле деятельности для отечественной пилотируемой программы, в частности в области освоения Луны.
Мы постарались максимально развести по времени лунную программу и повторный запуск миссии к Фобосу. Первый этап исследований Луны придется на 2014-2016 годы. На это время намечен полет двух одинаковых аппаратов к северной и южной полярным областям спутника. Так мы сможем сравнить условия посадки на его разных полюсах. Затем будет некий перерыв, отведенный на исследования Марса. Красная планета до сих пор вызывает массу сложностей. Здесь людям противостоит космическая радиация – тот враг, которого мы еще не совсем понимаем. Сегодня мы только начинаем осознавать, какую опасность она представляет для человека и техники в открытом космосе. На низких орбитах этих проблем нет, здесь космонавтов прикрывает магнитное поле Земли, да и на Луну полет длится недолго. Иными словами, вопрос пребывания на Луне или на Марсе решаем, а вот перелет представляет собой пока еще сложную задачу: ученые пока не понимают, как обезопасить астронавтов. В 2019-2020 годах начнется второй этап лунных проектов: отработка загрузки и доставки влажного лунного грунта с полярных областей спутника на Землю. Возможно, он будет содержать частицы веществ, которые были занесены туда кометами, поэтому это очень интересная и непростая задача.
Участники встречи высказали единое мнение о том, что в будущую концепцию развития отечественной ракетно-космической отрасли следует внести еще одно важное организационное изменение.
– К сожалению, мы начинаем говорить о космосе, только когда случается что-то плохое, – резюмировал общую идею Лев Зеленый. – Я уверен, что, если бы “Фобос-Грунт” сейчас спокойно летел к Марсу, он не вызвал бы такого дикого ажиотажа в прессе. И это в каком-то смысле наша вина. Во всех зарубежных космических агентствах подробное информирование граждан о ходе текущих исследований является сейчас обязательным условием реализации любой миссии, например, в бюджете НАСА 5-7% финансирования проекта всегда  отводится на так называемый Public Outreach. В России это до сих пор не принято, информационные работы ведутся чуть ли не подпольно, а на сайты космических научных организаций и программ без слез не взглянешь. Налогоплательщики обязательно должны понимать, куда идут их средства, и, чтобы добиться поддержки общественности сегодня, российским ученым, помимо всего прочего, надо научиться грамотно продвигать собственные результаты.

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2