Войти и остаться. Как российскому журналу удержаться в Scopus? - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Войти и остаться. Как российскому журналу удержаться в Scopus?

В нынешнем году в Институте истории и археологии УрО РАН произошло знаковое событие: издаваемый институтом журнал “Уральский исторический вестник” вошел в международную базу данных Sсоpus. Возможно, кому-то этот факт в свете небывало возросшей (причем не всегда заслуженно) роли наукометрических показателей и индексов цитирования при оценке труда ученых покажется тривиальным: требуют “сверху” – вот и вошли. Однако если учесть, что из 22 с лишним тысяч входящих в Scopus журналов российских только 390, а гуманитарных (в категории “Arts and Humanities”) по итогам 2015 года – всего 10, становится ясно, что для небольшого института из Екатеринбурга это несомненный успех. 

Как удалось его добиться? Каковы значение, цена такого успеха и что нужно делать, чтобы его закрепить и развить? Об этом мы поговорили с директором ИИиА доктором исторических наук Евгением Артемовым, главным редактором “Уральского исторического вестника” членом-корреспондентом РАН Андреем Головневым и его заместителем, заведующим сектором методологии и историографии ИИиА доктором исторических наук Игорем Побережниковым.
Евгений Артемов: – Безусловно, обретенное место в Scopus – это очень существенно для репутации нашего журнала, всего института, это предмет его гордости и престижа. Но не только. Теперь нас видят, слышат и признают далеко за пределами страны, что важно для укрепления ее авторитета.
– Любопытен в этом смысле пример “из другой оперы”. Не так давно председатель Объединенного ученого совета УрО РАН по сельскохозяйственным наукам академик Ирина Донник посетовала журналистам на трудности публикации по региональной сельхозтематике в международных изданиях: ну не интересны им проблемы выращивания картофеля в Красноуфимском районе. А как обстоят дела с региональной историей? 
Андрей Головнев: – В нашей и смежных сферах ситуация очень похожая, и на то есть объективные причины. Ведь если региональная сельскохозяйственная наука ориентирована на местные климатические, почвенные и другие условия, то гуманитарная – на местную культуру, традиции и основывается на региональном материале. Крайне мало, например, зарубежных специалистов-языковедов, которых волнуют, предположим, диалекты эрзянского языка. А у историков на этот фактор наслаивается очень мощный политический. К сожалению, сегодня в мире не очень интересуются российскими исследованиями, посвященными России. Считается, что гуманитарии в нынешних сложных идеологических расстановках работают прежде всего на свою державу и ожидать от них объективности не приходится. В таких условиях мы обязаны делать все, чтобы наша точка зрения звучала как можно шире и профессиональнее.
Евгений Артемов: – И профессионалы наш журнал оценили. Думаю, в том числе потому, что публикуемые в нем статьи не столько краеведческие, они содержат выводы и обобщения, выходящие далеко за рамки территориальной привязки. Феномены кочевничества, колонизации или эффективности советской, так называемой командной, экономики и т.д. – такая проблематика имеет масштабное международное значение.
Еще один аспект, верно подмеченный Андреем Владимировичем, – политическая составляющая издания, подчеркну: политическая, а не политизированная. Хорошо помню, как при генсеке Андропове, во времена очередного обострения международной обстановки, обществоведам СССР было дано задание заниматься борьбой с “буржуазными” идеями, опровергать “измышления” западных исследователей. Теперь говорится о необходимости противостоять попыткам фальсификации истории. Все правильно. Но здесь важно не повторить ошибок прошлого. Не нужно ни с кем “бороться” – по крайней мере, в лоб, примитивными способами. Надо свои идеи и выводы грамотно доводить и до российских, и до иностранных специалистов, чтобы и научная истина становилась ближе, и национальные интересы – яснее. В этом плане издания, присутствующие в Sсopus и других аналогичных базах данных, незаменимы.
– Какова концепция “Уральского исторического вестника”, в чем ее изюминка, залог успеха, отличие от других подобных изданий?
Андрей Головнев: – Прежде всего, наш журнал – комплексный гуманитарный проект (он же – продукт), что само по себе сегодня редкость. Это то, что может реально производить гуманитарная наука, – не в привычном утилитарно-потребительском смысле, но в стратегически-прикладном. Ведь всякий стоящий исторический, гуманитарный проект – своего рода стратегия общества, страны, мотивация определенной позиции, самосознания, являющихся основанием для экономического или любого другого практического действия. Хорошо известно: обладая одними и теми же материальными, финансовыми ресурсами в зависимости от своего мировоззрения люди ведут себя по-разному. Так вот, по самому большому счету, наш журнал претендует на участие в формировании определенного мировоззрения, это главное, к чему мы стремимся. Вместе с тем мы – не педагоги, не психологи и не идеологи. Мы – трезвые, “зрячие” эксперты, обладающие широким диапазоном обзора. Не случайно в журнале совмещаются археология, история всех периодов и антропология, то есть охватывается путь человечества как феномена в полном объеме его развития, самых разных сценариев его поведения. А это позволяет претендовать не только на статус, но и на функцию действительно международного журнала. Одновременно журнал был и остается уральским – и не потому, что он полностью сфокусирован на уральской тематике, а потому, что опирается на опыт региона, его географию, позволяющую обозреть весь мир. Другими словами, это не только и не столько взгляд на Урал, сколько взгляд с Урала.
– …как пограничья Европы и Азии?
Андрей Головнев: – Опять же не только. У нас публикуются материалы по Америке, Африке. Но, конечно, важнейший ареал обзора – Евразия, потому что все археологические, исторические, этнографические евразийские композиции как бы прорисовываются через Уральский хребет – ее середину. И такая широта обзора, комплексность взгляда делает журнал одновременно региональным, международным, привлекающим иностранных авторов и даже городским. Микро- и макроистория в нем тесно переплетены, исторические анекдоты соседствуют с глубокими теориями. Это своего рода мультиметодология, предоставляющая возможность сочетать самые разные подходы, точки зрения без претензии на одну, единственно верную. Наш журнал по определению – открытая трибуна для дискуссий, в том числе теоретических и методологических. 
– Но без соблюдения определенных правил такая мультиметодология может дать на выходе собрание абсолютно разнородного и разнопланового материала, эклектичный винегрет…
Андрей Головнев: – Чтобы такого не произошло, крайне важен принцип, о котором я уже говорил, – экспертный. О чем бы мы ни писали, какой бы темы ни касались, на какой бы вопрос ни отвечали, это должен быть профессиональный взгляд, голос эксперта. Выдерживать такое качество непросто, здесь своеобразный вызов нашей редколлегии, всем авторам, рецензентам, и мы его принимаем. У нас действует система двойного слепого рецензирования (вначале все присланные статьи без указания авторов направляются на оценку двум авторитетным специалистам, включая зарубежных), потом материалы проходят еще несколько фильтров. В итоге к публикации допускаются лишь материалы, достойные статуса экспертных: в них не только ставится диагноз, даются археологические, исторические, этнологические, филологические заключения о том, что уже случилось, но и предлагается взгляд в будущее, своего рода форсайт развития. И это тоже один из главных трендов современной гуманитарной науки – то, что делает журнал перспективным. То есть, по существу, создан живой, профессиональный механизм для производства высококачественной гуманитарной продукции, площадка, на которой можно разворачивать самые разные подпроекты – от общепланетарных до региональных.
– Как конкретно работает механизм? Какова периодичность “Уральского исторического вестника”? Можно ли назвать нескольких наиболее ярких авторов?
Игорь Побережников: – С 1994 года – первого года издания – это был альманах-ежегодник под руководством академика Вениамина Алексеева. С 2007 года мы перешли на ежеквартальный график, а редколлегию возглавил А.Головнев. Новый формат издания увеличил нагрузку на сотрудников. Их немного, техническая работа выполняется силами институтского редакционно-издательского отдела. Есть редсовет, редколлегия с участием иностранных членов. В целом за издание отвечает главный редактор, но с самого начала ежеквартального выпуска журнала мы нашли форму организации материала, оказавшуюся очень плодотворной. Каждый номер собирается по одной или двум тематикам: по какому-то разделу истории, этнологии, археологии, истории литературы. И отвечают за подбор материалов тематические редакторы из числа членов редакционной коллегии. То есть монополия руководства исключена, мало того, возникает здоровая внутренняя конкуренция между темредакторами, которые борются за качество своих подборок, стремятся выглядеть лучше коллег.
Что касается ярких авторов, то примеров множество. Это, в частности, авторитетный историк и антрополог академик Валерий Тишков, возглавляющий ныне Отделение историко-филологических наук РАН, директор Арктического центра Смитсониевского института Вильям Фитцхью из Вашингтона, наш коллега по институту доктор исторических наук Геннадий Корнилов, археологи из Москвы доктор исторических наук Екатерина Дэвлет и кандидат исторических наук Евгений Гиря, доктор социальной антропологии Тильман Муш из Национального института восточных языков и цивилизаций в Париже, профессор Пол Джозефсон из Колби колледжа в штате Мэн, США, и многие другие.
– Когда открываешь поисковик “Яндекс”, периодически всплывает предложение за определенную плату и быстро опубликовать статью в Scopus. Берет ли журнал деньги за публикации?
Евгений Артемов: – Не берет принципиально. Такое решение было принято с самого начала, хотя предложения поступают постоянно и подобная практика существует. Но, по нашему общему убеждению, она неизбежно ведет к скатыванию издания на более низкий уровень, опасным в профессиональном отношении компромиссам. Ведь настоящие “фундаментальные” научные журналы никогда не бывают окупаемыми, коммерциализация их невозможна и не нужна. Объявления в “Яндексе”, о которых вы говорите, – очевидное шарлатанство. А вот оптимизировать материальную сторону выпуска таких изданий необходимо, и это одна из важнейших наших проблем. Мало войти в базу уровня Scopus, надо еще там удержаться, а для этого требуются средства. Сегодня мы изыскиваем их из небогатого институтского бюджета, полагаемся на энтузиазм, самоотдачу сотрудников, но для развития этого недостаточно по многим причинам. Во-первых, наш журнал – в основном о российской истории и должен издаваться прежде всего на русском языке. Однако для иностранной аудитории необходим язык международного общения – английский, то есть в идеале требуются две версии, а квалифицированный перевод и адаптация для зарубежного читателя стоят денег. Во-вторых, необходимо обеспечивать достойную оплату труда рецензентов, как это делается во всем мире, институтских же средств здесь недостаточно. И таких вопросов множество. До академической реформы мы обращались с ними в УрО РАН, потом – в ФАНО России, но при растущих требованиях к количеству и качеству публикаций, их резонансности, стремления к целевой поддержке успешного издания не видим. Получается, институт выполняет общенаучную и государственную задачу исключительно за свой счет, что несправедливо (особенно если знать, что Минобрнауки выделяет на университетские журналы, часто менее престижные, значительные средства). И, похоже, это еще один штрих к картине дискриминации академической науки по отношению к вузовской, которую нужно менять.
Варианты выхода из ситуации могут быть разные. Наиболее приемлемый – это целевая помощь от ФАНО или РАН. Главное, чтобы журнал держался на плаву, постоянно улучшался в интересах не только ученых, но и авторитета всей России.
Беседовал Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото из “Уральского исторического вестника”: Коммунары, коммуна “Федерация”, Еланский район Ирбитского округа, 1929 г.

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2