Контуры структуры. Северо-Осетинская наука адаптируется к новому формату. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Контуры структуры. Северо-Осетинская наука адаптируется к новому формату.

Процесс реорганизации научных подразделений Академии наук, инициированный ФАНО в рамках реформы РАН, вызывает, мягко говоря, неоднозначную реакцию научного сообщества. С самого начала и по сей день в адрес инициаторов раздается немало критики, в некоторых коллективах порой возникают конфликтные ситуации. Однако процесс идет, появились некоторые его результаты. Как, например, во Владикавказском научном центре РАН. С какими проблемами столкнулись его коллективы, как их преодолевают, на какие новые позиции выйдут ученые в ходе реорганизации – обо всем этом беседа нашего корреспондента с председателем ВНЦ РАН и РСО-Алания, Заслуженным деятелем науки Российской Федерации, доктором физико-математических наук Анатолием ­Кусраевым. 

– Анатолий Георгиевич, давайте вспомним, как проходил первый этап преобразований.
– Для нас все началось 29 октября 2014 года, когда Президиум ВНЦ РАН принял решение о том, что подведомственные ФАНО научные организации на территории Республики Северная Осетия-Алания было бы целесообразно интегрировать в рамках единого регионального научного центра. Это решение было поддержано главой республики.
Официальный же старт реорганизации дал протокол об участии научных организаций в интеграционном проекте ВНЦ РАН, подписанный 29 декабря 2014 года руководителями всех научных организаций центра на совещании у первого заместителя ФАНО А.Медведева. Этим же документом на меня была возложена координация процесса реорганизации. 
Первый (подготовительный) этап реорганизации включал, в том числе, разработку концепции Программы развития и Концепции системы управления ВНЦ РАН. Эти документы были представлены в ФАНО, Российскую академию наук, Правительство РФ.
Запуск собственно процесса реорганизации центра начался 30 сентября 2015 года после подписания приказа ФАНО №493. В состав нового центра вошли его прежние структуры – Геофизический институт, Институт биомедицинских исследований, Южный математический институт, учреждения двойного с республикой подчинения – Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований и Центр скифо-аланских исследований, а также Северо-Кавказский НИИ горного и предгорного сельского хозяйства. 
– Какие подразделения появились в ходе реорганизации?
– Это пять обособленных структурных подразделений (институтов), ставших филиалами центра. Они созданы на базе пяти присоединяемых научных организаций, которые сохранили свое наименование. Новым научным структурным подразделением ВНЦ РАН на правах научного отдела стал Центр скифо-аланских исследований им. В.И.Абаева.
Большую поддержку в реализации интеграционного проекта нам оказали представители профильных отделений РАН, в целом положительно оценившие концепцию программы развития нашего центра. Высказанные ими замечания были учтены в ее окончательной редакции. Устав нового ВНЦ РАН утвержден приказом ФАНО совсем недавно – 25 марта 2016 года. Сейчас идет формирование новой структуры научного центра.
– Со стороны кажется, что это происходит механически. Какой в этом смысл?
– Нет, не механически. Идея в том, что он формируется как мультидисциплинарный научный центр. Ключевая проблема, которая интегрирует все основные исследования, проводимые институтами – филиалами ВНЦ РАН, – обеспечение безопасности. Северный Кавказ – регион активной геодинамики, зона высокой сейсмичности и современной вулканической деятельности. Угрозы, связанные с этими природными процессами, делают архиважной проблему безопасности жизнедеятельности населения, защиту важных инфраструктурных объектов. Следовательно, необходимы надежные методы прогнозирования опасных процессов и снижения соответствующих рисков, относящиеся к компетенции наук о Земле.
Одновременно наш регион характеризуется активной социо­динамикой. Геополитические, этнические, конфессиональные, культурно-исторические и другие процессы ставят во главу угла вопросы социальной безопасности. В частности, проблему противостояния экстремизму, терроризму, сепаратизму. Наконец, в условиях коммуникационной открытости современного мира возникает проблема культурной и духовно-нравственной безо­пасности. Вся эта обширная проблематика – сфера деятельности комплекса гуманитарных и социальных наук.
Составные части национальной безо­пасности – медицинская и продовольственная безопасность. Возрастающая нагрузка, оказываемая человечеством на природу, ставит вопрос об экологической безопасности. Здесь имеется широкая проблематика, относящаяся к наукам о жизни. Мы предполагаем, да просто уверены, что на стыках этих направлений возникнут новые междисциплинарные исследования.
– Произошло ли сокращение кадров в ходе реорганизации?
– Согласно действующему законодательству, реорганизация путем присоединения не предполагает сокращения кадров, поэтому все сотрудники научных организаций продолжают работать в прежнем режиме, изменился лишь работодатель – им стал ВНЦ РАН, правопреемник присоединяемых к нему организаций. 
– Любая реорганизация – процесс болезненный. Какие правовые и организационные проблемы возникают в ее ходе?
– Проект наш пилотный, опыта подобных реорганизаций нет, и, естественно, неясностей и коллизий возникает много. Все вопросы оперативно решаются с соответствующими подразделениями ФАНО и, что важно, с учетом пожеланий всех участников проекта, если эти просьбы, конечно, не противоречат законодательству РФ.
– Все ли коллективы единодушно восприняли новые реалии или были несогласные, как, например, в Кабардино-Балкарском научном центре? Если да, то как удавалось избежать конфликтов? 
– Принципиальных разногласий, а тем более конфликтов у нас не было. Вместе с тем разные коллективы и лидеры по-разному представляли себе реорганизацию, и потребовалось немало усилий, чтобы достичь компромиссных решений. Нельзя сказать, что все проблемные точки уже пройдены и что таковые не возникнут в будущем. Более того, после завершения реорганизационных процедур начнется важный этап – реализация программы развития центра, – который предполагает достижение лидирующих позиций по отдельным направлениям и ответственность за научное обеспечение инновационного развития региона. 
Как известно, пятилетний реорганизационный период завершится комплексной оценкой результативности и эффективности деятельности центра, так что нам предстоит большая и стратегически выверенная работа. 
– Повлияла ли реорганизация на уровень свободы институтов в принятии решений, выборе научной тематики, кадровых вопросах?
– Интеграционный проект разрабатывался с учетом интересов всех присоединяемых научных организаций. Реорганизация никак не ограничивает творческую свободу институтов и общепринятые принципы академического самоуправления. Так, например, в уставе ВНЦ РАН предусмотрены коллегиальные совещательные органы: Конференция научных работников (фактически – бывшее Общее собрание научных работников) и новый орган – Координационный совет (фактически – Совет директоров), который рассматривает вопросы оперативного управления и координации совместных работ научных структурных подразделений и филиалов ВНЦ РАН. Для рассмотрения основных научных, научно-организационных и кадровых вопросов в центре создается Объединенный ученый совет (фактически – бывший президиум). В филиалах центра также функционируют коллегиальные органы – Собрание научных сотрудников филиала и Ученый совет филиала. Таким образом, в нормативных документах ВНЦ РАН и его филиалов для научных коллективов сохранена возможность работать в привычных условиях академического НИИ.
Вопрос, который вызывал у институтов наибольшую тревогу: смогут ли филиалы центра вести самостоятельную хозяйственную и организационную деятельность? В соответствии с действующим законодательством РФ, это право у них имеется в случае, если они выполняют часть государственного задания центра, то есть ответ на вопрос – положительный. Сводное государственное задание ВНЦ РАН на 2016 год сформировано на основе утвержденных государственных заданий центра и всех присоединяемых организаций. Поэтому филиалы автоматически становятся участниками выполнения государственного задания, а значит, вправе вести самостоятельную деятельность в установленном порядке. 
Целый ряд организационных вопросов, над которыми мы сейчас плотно работаем, связан с разграничением полномочий головной организации и филиалов, принципами управления центром после объединения, содержанием положений о филиалах и доверенностей, выданных руководителям филиалов. 
– Изменится ли что-то в организации научной работы центра?
– Научная работа строится в соответствии с ежегодным государственным заданием, согласованным с профильными Отделениями РАН и утвержденным ФАНО, а также в соответствии с грантовой политикой и договорной деятельностью. Хочу подчеркнуть, что взаимодействие с профильными отделениями академии, которые осуществляют научно-методическое руководство нашей работы, для нас очень важно. Все вопросы, связанные с программой развития ВНЦ РАН, планами и отчетами по научно-исследовательской деятельности, экспертной оценкой деятельности ВНЦ РАН, будем согласовывать с РАН в соответствии с имеющимися регламентами взаимодействия ФАНО и РАН и уставом ВНЦ РАН.
– Проясните, пожалуйста, ситуацию вокруг Южного математического института ВНЦ РАН. Его выселили из занимаемого здания, потом вселили? 
– Вопрос уводит нас в прошлые, годами копившиеся проблемы, которые сейчас решаются в рабочем порядке при содействии ФАНО. Таких рабочих моментов возникает немало и будет возникать в будущем. Успешное их решение возможно при конструктивном взаимодействии ФАНО и руководства республики, начало которому было положено на встречах в марте этого года. Сейчас готовится Соглашение о сотрудничестве между Федеральным агентством научных организаций и Республикой Северная Осетия-Алания. Оно ориентировано на стратегическое партнерство, на большие и очень важные для сторон проекты, при реализации которых автоматически решаются частные задачи по размещению тех или иных подразделений, имущественному размежеванию и так далее. 
Вообще, хочу сказать, что успех любого начинания – вопрос грамотного управления. Возможности развития Владикавказского научного центра заключены в треугольнике, вершинами которого являются ФАНО, Российская академия наук и Республика Северная Осетия-Алания. ФАНО – учредитель ВНЦ – осуществляет оперативное управление, включая финансирование и развитие материально-технической базы. Российская академия наук осуществляет экспертную оценку научной деятельности. Регион задает целеполагание инновационного развития – важнейшей сферы приложения науки. Активное, заинтересованное и конструктивное взаимодействие трех вершин этого треугольника – залог нашего успеха!
Беседовал 
Станислав ФИОЛЕТОВ
Фото предоставлено ВНЦ РАН

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2