Щиты трещат. Ядерное оружие уходит из-под контроля? - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Щиты трещат. Ядерное оружие уходит из-под контроля?

О том, как обстоят дела с контролем над ядерным оружием, шла речь на одном из последних заседаний Президиума РАН. Выступивший с докладом руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН академик Алексей Арбатов охарактеризовал ситуацию в этой области как кризисную.

– За полвека усилиями дипломатов, военных, ученых и инженеров была создана большая и сложная система по контролю над ядерным оружием (ЯО), – начал выступление А.Арбатов. – В прежние времена бывали периоды застоя и даже попятного движения, некоторые договоры не были ратифицированы. При всем при этом какая-то работа постоянно велась. Сегодня ситуация совершенно иная. Вот уже в течение пяти лет после заключения договора 2010 года мы наблюдаем застой и тупик буквально по всем направлениям. Не ведутся новые переговоры, не решаются вопросы, противоречия сторон углубляются, под угрозу ставится само существование уже заключенных соглашений.
По мнению А.Арбатова, есть все основания говорить о наступлении всеобщего кризиса ограничения и нераспространения ядерного оружия. Договор по ПРО был отброшен США еще в 2002 году, с тех пор никаких соглашений по этому вопросу достичь не удалось. Система ограничения ЯО и его нераспространения ныне разрушается. CША не согласны на какие-либо ограничения системы ПРО и 20 лет отказываются от ратификации договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), обвиняя Россию в нарушении Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД, подписан в 1987 году). Оппозиция в Конгрессе обсуждает вопрос его денонсации, как и нового Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ).
В России на официальном уровне высказываются сомнения в целесообразности Договора РСМД, а на неофициальном – звучат призывы выйти также из договоров по СНВ, ДВЗЯИ и даже ДНЯО (Договор о нераспространении ядерного оружия). Провал конференции по рассмотрению ДНЯО, которая проводится каждые пять лет, в 2015 году и развитие ракетно-ядерной программы КНДР подрывают режим нераспространения, несмотря на успешное июльское соглашение с Ираном.
Алексей Георгиевич назвал три причины кризиса. Первая – трансформация международно-политической среды контроля над ЯО. С окончанием “холодной войны” отношения России и США перестали быть центром мировой политики. На передний план в области безопасности вышли распространение ядерного оружия, международный терроризм, этнические и религиозные конфликты, распространение наркотиков, трансграничная преступность.
При этом события на Украине вновь вернули РФ и Запад к некоторым элементам “холодной войны”. И хотя в последние месяцы появилась тенденция сближения и сотрудничества на почве борьбы с терроризмом, она не гарантирует возобновления общих усилий по контролю над ядерным оружием.
Вторая причина кризиса – меняющаяся геостратегическая ситуация. По мере сокращения ядерных потенциалов на стратегическую стабильность все сильнее влияли факторы, стоящие вне ядерного баланса: системы ПРО и их распространение (в рамках НАТО, в Израиле, Индии, Японии, Южной Корее, Китае). Еще один фактор – мощное вторжение в стратегический баланс новейших, неядерных, систем – идет развитие высокоточных ракетных средств большой дальности в неядерном оснащении, частично-орбитальных и ракетно-планирующих высокоточных ударных систем. Они не учитываются в текущем договоре, и ограничить их в следующем исключительно сложно. Об этих системах постоянно заявляют в России на высоком уровне, но конкретных путей их ограничения никто не предложил и не продумал, подчеркнул Алексей Арбатов.
Если прежде “средние” ядерные державы оставались за скобками международного процесса, теперь РФ ставит вопрос об их обязательном учете в любом следующем договоре. А это, по мнению А.Арбатова, является “исключительно сложной проблемой”.
Более того, если раньше, например, высокоточные вооружения большой дальности были монополией сверхдержав, то сегодня их развивают и Китай, и Индия, и Израиль. Следовательно, отметил докладчик, необходим многосторонний контроль на ЯО с учетом того факта, что “взаимосвязь между ядерным разоружением и распространением ЯО не линейна и не гарантирует остановку распространения ЯО по миру”.
Третьей причиной того, что трещат ядерные щиты, академик назвал воздействие со стороны экономики и технологий на нераспространение ЯО. В обозримый период прогнозируется значительный рост атомной энергетики. На январь 2013 года в мире эксплуатировалось 435 энергетических реакторов, строилось – 65, было запланировано строительство 167, предложены проекты – 317. Это происходит в Азии, Африке, Латинской Америке, которые являются весьма нестабильными регионами: внутренние войны, религиозно-этнические конфликты.
Главным принципом Договора о нераспространении ядерного оружия был отказ от ЯО в обмен на блага мирной атомной энергетики, отметил Алексей Арбатов. Этот фундаментальный принцип ныне расшатывается, как и многие другие статьи ДНЯО. Размываются грани между “военным” и “мирным” атомом, прежде всего из-за применения технологий ядерного топливного цикла (отработанное реакторное топливо используется для производства боевого заряда).
Если не удастся договориться по этому вопросу, отметил академик Арбатов, скоро будет не девять, а несколько десятков государств, обладающих ЯО. И начнется гонка вооружений уже между малыми странами. Мало того – все очевиднее становится возможность ядерного терроризма: начиная с применения “грязной бомбы” и заканчивая подрывом настоящих ядерных зарядов.
Преодолим ли этот кризис? По мнению А.Арбатова, пока еще преодолим. Но для этого нужно предпринять большие усилия: объединиться в борьбе против общих противников – ядерных террористов. А это невозможно без продолжения процесса сокращения и ограничения ядерных потенциалов, без восстановления политического единства ведущих держав и союзов мира и осознания ответственности их лидерами.
Кроме того, необходим глубокий анализ проблем и поиск инновационных решений, чтобы приспособить контроль над ядерными вооружениями к новым реальностям полицентричного и глобального мира, технологического и экономического развития. “Российские ученые занимаются этими вопросами, и, когда политики решат вернуться к ним, у нас будет что им предложить”, – сказал в заключение докладчик.
Отвечая на вопрос Владимира Фортова о том, насколько эффекты “арабской весны” провоцируют другие страны обзавестись своим ядерным оружием, Алексей Арбатов сказал, что произвольное применение силы в отношении Ливии, а в других случаях – против Югославии и Ирака, безусловно, настраивает некоторые государства “подстраховаться”. Это, кстати, одна из причин, лежащая в основе бурного развития атомной энергетики в мире, добавил он. Ведь не только экономические стимулы заставляют строить атомные реакторы: политикам нужны и технологии обогащения урана.
Первым для обсуждения доклада на трибуну вышел директор Института США и Канады РАН академик Сергей Рогов.
– Вся система контроля над ядерными вооружениями была выработана СССР вместе с американцами в годы “холодной войны” для того, чтобы эта война не превратилась в “горячую”. Сегодня все изменилось, – поддержал он вывод, сделанный А.Арбатовым. – Даже подписанное еще в 1971 году соглашение по предотвращению инцидентов на море, по существу, не соблюдается.
Совсем недавно появились сообщения, отметил С.Рогов, что Пентагон разрабатывает планы, которые предусматривают поражение ядерных электростанций и тому подобных объектов, а ведь это сопоставимо с ущербом от применения ЯО. Сегодня основная цель, считает академик, – спасение договора о ракетах средней и малой дальности. Есть и пути решения. При договоре СНВ существовала общая комиссия, в которой спокойно обсуждали и нарушения, и взаимные претензии. В 2003 году она прекратила свою деятельность. По мнению Сергея Михайловича, необходимо срочно возобновлять работу подобной комиссии, иначе, если контроль над ЯО будет потерян, мир получит “многополярный хаос с тяжелейшими последствиями”!
Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН профессор Владимир Дворкин проанализировал в своем выступлении заявления по поводу ЯО первых лиц РФ. “Очень много смуты серой, – сказал он. – Вот Дмитрий Рогозин заявляет во всеуслышание, что военный потенциал России может быть уничтожен за 6-8 часов. А где тогда все наши средства защиты? Такие заявления деморализуют общество. Нужна научная оценка, нужен опыт РАН”.
Владимир Дворкин напомнил президиуму об успешной работе комиссий, которыми руководили академики Николай Лаверов и Евгений Велихов, занимавшихся выработкой важнейших российских военных концепций, и предложил “подумать о том, чтобы создать такую комиссию. Конечно, работа ее должна быть закрытой”.
А Виктор Есин, ведущий научный сотрудник Центра проблем военно-промышленной политики Института США и Канады РАН, генерал-полковник в отставке, дабы превратить наконец “политическую риторику и апатию к конкретным действиям” в ощутимый результат, предложил России “активизировать усилия по всем направлениям и внести в ООН специальную декларацию в отношении стратегической стабильности”.
Профессор Сергей Ознобищев, работающий в ИМЭМО РАН и МГИМО МИД РФ, с тихой грустью вспомнил ушедшее советское время.
– Я участвовал в течение ряда лет в разоруженческой делегации, в экспертных советах. В СССР работы в этом плане велись достаточно скоординированно: руководство страны понимало, что одним наращиванием вооружений безопасность не обеспечить – надо идти на переговоры. И они были постоянным процессом, обеспечивая безопасность государства. В 1990-е годы этот вопрос был задвинут на второй план.
Сергей Ознобищев отметил, что сегодня возможности РФ (финансовые, технические и производственные, но не научные) значительно уступают американским. На Российскую государственную программу развития вооружений на 2011-2020 годы выделено порядка
20 трлн рублей (около 800 млрд долларов по курсу 2011 года), а США выделили уже 900 млрд долларов только на развитие модернизации ядерных вооружений. Сейчас у РФ и США крайне ограничены возможности для официального диалога по ядерным вооружениям, но возможности диалога экспертных сообществ остаются. Словами “поддерживаю идею активности экспертов научного сообщества” Сергей Константинович завершил выступление.
– Правильно вынесли этот вопрос на заседание президиума, – сказал академик Николай Лаверов. – Речь идет о кризисе и о том, как из него выходить. РАН и Национальная академия наук США продолжают сотрудничество. В 2010 году мы выпустили совместную работу о нераспространении ядерных материалов, которая была широко принята в МАГАТЭ.
Однако, пожаловался академик на Международное агентство по атомной энергии, на его последних заседаниях ни разу не был поставлен практический вопрос о контроле над ЯО, а это – “деградация позиции МАГАТЭ”.
Николай Лаверов призвал восстановить системную работу двух национальных академий в вопросах контроля над ЯО, но только при наличии “ясных позиций и ясных представлений”. “Это очень важный вопрос, – подчеркнул он. – Мы должны к нему возвратиться еще раз с руководством страны”.
Завершая обсуждение доклада, Владимир Фортов пообещал, что будет сформирована комиссия, куда кроме ученых войдут специалисты из Минобороны и МИД, так как “то, что происходит в этой области, не может не беспокоить”. Президент РАН напомнил коллегам высказывание академика Я.Зельдовича: “Атомную бомбу нельзя изобрести обратно – она уже есть у человечества”.
– Сегодня в открытой литературе имеется достаточно информации, чтобы сделать ядерную бомбу своими руками, – сказал Владимир Евгеньевич. – О том же в свое время говорил и академик Лев Феоктистов. Клуб ядерных держав неизбежно будет пополняться.
Владимир Фортов напомнил, что кроме ЯО есть и нетрадиционные типы зарядов, которые качественно отличаются от существующих: электромагнитное оружие, электромагнитное гиперзвуковое метание (снаряды со скоростью 4-5 км/с), робототехника и т.д. РАН этими вопросами также активно занимается.

Подготовил Андрей СУББОТИН
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2