Крепнут крылья. РФФИ помогает молодым ученым опериться. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Крепнут крылья. РФФИ помогает молодым ученым опериться.

Российский фонд фундаментальных исследований продолжает серию новых конкурсов для научной молодежи, которые фонду удалось запустить благодаря выделенным в 2012 году дополнительным средствам. Совет РФФИ признал опыт проведения конкурсов “Мой первый грант” и проектов ведущих молодежных научных коллективов успешным, и эти мероприятия “прописались” в основной программе фонда. О том, какие результаты показывают молодые грантодержатели и какие еще сюрпризы готовит для них фонд, “Поиску” рассказал председатель Экспертного совета РФФИ по научным проектам молодых ученых, заместитель директора НИЦ “Курчатовский институт”, декан факультета нано-, био-, информационных и когнитивных технологий МФТИ, доктор физико-математических наук, профессор Павел Кашкаров.

– Павел Константинович, когда мы с вами встречались год назад, вы рассказывали о том, как задумывался конкурс “Мой первый грант”. Сегодня первый двухлетний цикл уже завершился. Оправдались ли ваши ожидания?
– В полной мере. Идея руководства фонда – запустить новую линейку молодежных конкурсов – оказалась плодотворной. Молодые ученые проявили к ним огромный интерес, что нас очень порадовало. Не секрет, что, несмотря на реализовывавшиеся в последние годы мероприятия по поддержке научной молодежи, проблема старения кадров в науке и образовании до сих пор стоит довольно остро. Между тем от того, сможем ли мы обеспечить быстрый профессиональный рост и адаптацию в коллективах научной смены, зависит будущее отечественной исследовательской сферы.
РФФИ был среди пионеров организации специальных конкурсов для молодых исследователей. Так что продолжение этого направления и создание специального Управления молодежных проектов – вполне логичное действие фонда. Тем более что программа Министерства образования и науки “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России”, включавшая ряд блоков по поддержке молодых ученых, недавно была свернута.
Средства на конкурс “Мой первый грант” выделяются не такие уж большие. Мне кажется, здесь важны даже не столько деньги, сколько моральный стимул. Когда молодой ученый, делающий первые шаги в науке, становится руководителем проекта, у него “крылья вырастают” – повышаются самооценка и ответственность.
– Не так давно завершился второй конкурс для начинающих исследователей. Какие проблемы выявились на первом шаге и что в связи с этим решено было изменить?
– В первом конкурсе “Мой первый грант” фонд поддержал почти половину присланных заявок. Коэффициент прохождения превысил среднее значение по РФФИ, которое, как известно, составляет примерно 30%. Специалисты управления буквально тряслись над участниками: указывали на ошибки при оформлении документов, помогали их переделывать. К сожалению, наша лояльность привела к тому, что ребята расслабились и из-за этого процесс заключения соглашений между грантополучателями и фондом затянулся, были задержки с перечислением средств.
После этого мы решили не нянчиться с заявителями. Теперь поступаем, как во взрослых конкурсах: если какие-то пункты документации заполнены неверно или не все условия выполнены, заявка отклоняется по формальным признакам. В итоге уровень поддержки во втором конкурсе, как видно из приведенной таблицы, снизился до обычной для РФФИ одной трети. И, кстати, такое “закручивание гаек” дало положительный результат: все последующие этапы победители отработали безукоризненно.
– Размер гранта немного вырос именно за счет уменьшения числа грантополучателей?
– Финансовое обеспечение гранта для начинающих ученых увеличилось с 350 до 400 тысяч рублей благодаря тому, что Совет фонда решил включить в эту сумму средства на командировки. Соответственно, отдельные специальные мероприятия, связанные с участием в конференциях, из числа молодежных конкурсов были исключены.
– Чем еще второй “Мой первый грант” отличался от первого?
– Об уменьшившемся коэффициенте прохождения и увеличившемся размере гранта я сказал. Что еще? На второй конкурс пришло примерно на 10% больше заявок – почти 6 тысяч. Немного помолодел контингент победителей. Мы провели анализ того, как изменилось “представительство” разных направлений исследований. Так вот, существенно выросло число заявок в таких областях, как естественно-научные методы исследования в гуманитарных науках, фундаментальные основы инженерных наук, инфокоммуникационные технологии и вычислительные системы (см. диаграмму).
Интересно, что есть научные разделы, интерес к которым остается стабильно высоким. В физике это нано- и микроструктуры, в химии – синтез, строение и реакционная способность органических соединений, а также фундаментальные основы создания новых металлических, керамических и композиционных материалов, в биологии – молекулярная и клеточная медицина и экология биосистем, в науках о Земле – геоэкология и природопользование, в науках о человеке и обществе – исследование социально-экономических и экономико-географических процессов, экономических проблем модернизации, инновационного развития и экологической безопасности с использованием естественно-научных методов.
– Количество заявок говорит о большом интересе к конкурсу молодых ученых. А сами они не ударили в грязь лицом? Каковы научные результаты победителей?
– Один из основных параметров оценки результатов фундаментальных исследований, так сказать, отчетная наукометрическая единица – публикации. По результатам выполнения проектов по конкурсу “Мой первый грант” было опубликовано более 6000 работ, плюс принято к печати более 3000 работ, в среднем это составляет примерно 3,5 публикации на проект. Очень неплохо для начинающих ученых. Два наших грантодержателя – Андрей Калиш (МГУ им. М.В.Ломоносова) и Алексей Миронов (Институт физики полупроводников СО РАН) – опубликовали статьи в журналах серии Nature. Еще два руководителя проекта – Дмитрий Осипов (Институт проблем передачи информации им. А.А.Харкевича РАН) и Мирсеид Акперов (Институт физики атмосферы им. А.М.Обухова РАН) в 2013 году стали лауреатами премии правительства Москвы для “взрослых”, а конкуренция там была серьезной – больше 20 человек на место. Все это, на мой взгляд, подтверждает, что новый молодежный конкурс свою миссию выполняет успешно и что фонд поддержал достойных кандидатов.
– А что вы можете сказать про конкурс среди ведущих молодежных коллективов? Как в РФФИ оценивают его итоги?
– Этот конкурс в научном сообществе вызвал разноречивые чувства, в основном из-за размера гранта. Как известно, на инициативный проект РФФИ выделяется в среднем около 500 тысяч рублей в год, а молодежи положили до
3 миллионов. Хотя и требования установлены довольно жесткие – наличие опыта руководства исследовательскими работами, поддержанными отечественными или зарубежными грантами или ведомственными программами, публикации в ведущих российских и международных журналах. Кстати, многие заявители таких статей в активе имели более двадцати.
Конкурс оказался серьезным, коэффициент прохождения составил 23%. Было отобрано 283 победителя, но в связи с нехваткой средств в 2012 году фонд профинансировал 184 проекта, а еще 99 запустил с 2013 года. По первой группе уже получены отчеты, так что можно назвать какие-то цифры и здесь. Наши грантодержатели опубликовали по результатам исследований 1000 работ, и еще более 500 принято в печать. В среднем получается восемь статей на проект. Это отличный результат даже для состоявшихся ученых. Среди прочих статей в индексируемых журналах можно выделить две, напечатанные в журналах серии Nature, авторы Владимир Белотелов (МГУ им. М.В.Ломоносова) и Дмитрий Чудаков (Институт биохимической физики РАН). Один руководитель проекта – Андрей Марданов (Центр “Биоинженерия” РАН) – получил премию правительства Москвы 2013 года, другой – Андрей Горобец из Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН – стал лауреатом премии Президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых.
Нам представляется, что и этот конкурс успешно выполняет свою миссию. А она состоит в том, чтобы удержать от отъезда за рубеж яркую талантливую молодежь, которая уже в ближайшее время должна прийти на смену сегодняшним научным лидерам. Именно поэтому решено было установить такой размер гранта. Сто тысяч долларов в год – сумма, вполне сопоставимая с тем, что этим ребятам могут предложить на Западе, где большинство из них, кстати сказать, примут с распростертыми объятиями. Но они нам и здесь нужны. Это наша будущая научная элита.
Кому-то из них грант позволил защитить докторскую диссертацию, занять более высокую должность, кто-то купил необходимое для исследований дорогое оборудование. Чем больше у человека таких зацепок, тем менее вероятно, что ему захочется все бросить и уехать. Кстати, в России сегодня созданы неплохие условия для научной работы. Проведен целый ряд мероприятий, позволивших оснастить ведущие университеты не хуже западных: даже в провинции много новой современной техники. А вот зарплата ученых конкуренции с мировым уровнем пока не выдерживает. Фонды в некоторой степени тоже помогают решать эту проблему.
– И какова перспектива продолжения конкурса для продвинутой научной молодежи? В этом году он до сих пор не объявлен, и среди молодых ученых прошел слух, что все закончилось. Российская научная молодежь не страдает излишним оптимизмом.
– Наша задача как раз и состоит в том, чтобы внушить работающим в науке молодым людям уверенность в завтрашнем дне. Мы очень надеемся, что второй конкурс состоится, в этом случае прием заявок будет объявлен осенью. Некоторая задержка обусловлена тем, что после первого пробного этапа руководство фонда взяло тайм-аут, чтобы проанализировать результаты и оптимизировать условия конкурса.
Хочется верить, что научная общественность одобрит такой приоритет РФФИ, как поддержка молодых ученых мирового уровня (десятки публикаций у победителей первого конкурса тому подтверждение). Пусть простят нас зрелые ученые, получающие гранты меньшего размера. Во-первых, есть основания надеяться, что финансирование РФФИ, а значит, и обеспечение инициативных грантов вырастет. Во-вторых, у научных сотрудников “за 40”, как правило, решены бытовые проблемы, и им легче найти средства в других источниках. Многие вовлечены в выполнение крупных проектов, входят в сложившиеся коллективы, давно работающие над проблемами, которые поддерживает государство. Молодым такого устойчивого положения еще предстоит добиться. Есть опасность, что в какой-то момент они устанут бороться с трудностями и двинут за рубеж. И кто продолжит наше дело через 10 лет?
 – РФФИ как раз многое делает, чтобы смена пришла. Фонд давно реализует разные формы поддержки научной молодежи. Сохранились ли условия традиционных конкурсов?
– Грант на участие в конференциях, как я уже говорил, отменен. Суммы, которые могут покрыть командировочные расходы, включены в выплаты победителям конкурса “Мой первый грант”.
Мероприятия по поддержке молодежных конференций и научных школ продолжаются. Это крайне важное и полезное дело, РФФИ придает ему большое значение. Молодежь должна где-то получать опыт первых выступлений, а на “взрослые” конференции с докладом молодым пробиться не просто. На школах ребята повышают квалификацию, слушая выступления маститых ученых и обсуждая с ними актуальные научные проблемы. Кроме того, в программе большинства школ есть секции постерных докладов, где можно представить свои результаты и получить на них отзыв мэтра. Это помогает молодым быстрее опериться.
Наш фонд старается удовлетворить все заявки на проведение научных школ и конференций молодых. Отказываем только в том случае, если их авторы нарушают формальные требования: например, молодежные мероприятия являются частью “взрослых”, заявленная тематика далека от фундаментальной области, или планируется чисто образовательное действо. В этом году РФФИ поддержал 239 проектов из поданных 492. Основная причина отклонения заявки – несоблюдение конкурсных условий.
– Какие суммы выделяются на проведение молодежных конференций?
– Это зависит от планируемого числа участников. Средний размер гранта 270 тысяч рублей (в прошлом конкурсе было 240 тысяч), но может доходить и до 1 миллиона.
– А как вы определяете, не завышают ли заявители свои потребности?
– Эксперты изучают представленную в Интернете информацию (наличие у конференции своего сайта или страницы – обязательное условие участия в конкурсе). У нас есть алгоритмы оценки, учитывающие научную программу, масштаб мероприятия, причем многие позиции должны быть подтверждены документально.
– Что еще предлагает РФФИ молодежи?
– Есть у нас и конкурс научных проектов, выполняемых молодыми учеными под руководством кандидатов и докторов наук, проще говоря, конкурс на стажировки. В прошлом году он был немного переформатирован: расширена категория участников. До этого РФФИ предоставлял возможность выполнить работы в научно-образовательном учреждении России только молодежи из стран СНГ, а теперь ее получили российские и иностранные исследователи. В этом году было поддержано 111 проектов, которые выполняли молодые ученые из 35 стран. Часть зарубежных грантополучателей – наши бывшие соотечественники, но много и “настоящих иностранцев”. Принимающая организация для российских участников должна располагаться не на соседней улице, а в другом городе или регионе.
Проект рассчитан на срок от 1 до 5 месяцев. Победителю конкурса ежемесячно выделяется 70 тысяч рублей, которые он расходует на оплату проезда до места назначения и обратно, компенсацию своих трудозатрат и накладных расходов принимающей организации (до 20%).
– Какие задачи решает конкурс научных стажировок?
– РФФИ вносит свой вклад в расширение мобильности научной молодежи, “перемешивание” исследовательских коллективов. А наши заявители, как правило, заинтересованы в использовании оборудования, которым располагает принимающая сторона. Речь, конечно, идет об уникальных инструментах. Стандартная лабораторная техника сегодня везде неплохая, так что ехать из Томска в Новосибирск, чтобы провести рутинные измерения, вряд ли целесообразно. Разве что если при этом можно получить консультации выдающегося ученого. Или такой вариант: создается новая группа, лаборатория, но у сотрудников недостаточно опыта по использованию каких-то приборов, и молодого специалиста направляют к более опытным коллегам – выполнить исследования, получить необходимые навыки.
В фонде обсуждается вопрос о выделении в программе научных стажировок специального направления, в рамках которого молодежь получила бы возможность поработать в крупных исследовательских центрах на оборудовании из разряда megascience – источниках синхротронного излучения, телескопах, уникальных лазерах. Это единичные установки стоимостью в миллиарды долларов. “Курчатовский институт” недавно приобрел электронный микроскоп высочайшего класса, один из четырех в мире. Статью по результатам выполненных на нем исследований и в Nature послать не зазорно.
– Говорят, Управление молодежных проектов начинает заниматься региональными проектами.
– У нас действительно есть планы организации молодежного конкурса совместно с правительством Москвы. Такое предложение поступило от московской власти.
– Каковы условия задуманного конкурса и когда он будет запущен?
– Предполагается, что каждая сторона будет вкладывать по 500 тысяч рублей в год. По первоначальному замыслу, победителей должно быть 100. Выходит 1 миллион рублей в год каждому, а грант рассчитан на два года. Получать его будет один молодой ученый, а не коллектив. Сейчас уже идет речь о том, что выплаты стоит несколько снизить, чтобы расширить число грантополучателей. В любом случае обеспечение работ будет весьма достойным. Пока условия еще окончательно не определены, документы согласовываются, разрабатывается нормативная база. Мы надеемся, что этот конкурс будет объявлен в текущем году.
– У вашего экспертного совета к концу года, похоже, будет много работы. Готовы к такой повышенной нагрузке?
– Уверен, что мы справимся. Опыт уже имеется, и подстраховать есть кому. Когда число заявок невелико, оцениваем проекты с привлечением своих экспертов, так получается значительно быстрее, но при необходимости можем воспользоваться экспертной базой фонда. Правда, назначаем экспертов самостоятельно и вводим этап независимой оценки силами своего совета. После того как на вновь созданные экспертный совет и Управление молодежных проектов обрушилось более пяти тысяч заявок конкурса “Мой первый грант” 2012 года и мы выстояли, уже ничего не страшно. Сегодня совет полностью сформирован. В нем много молодых докторов наук, ярких ученых, хорошо ориентирующихся в своих областях, чувствующих специфику молодежного научного сообщества. Есть люди и постарше, но мы всегда выслушиваем молодое крыло и важные стратегические вопросы решаем вместе.
– В последнее время много говорится о том, что необходимо привлекать к экспертизе зарубежных ученых и российскую научную диаспору. В вашем пуле есть такие эксперты?
– В экспертной группе РФФИ есть как российские, так и иностранные специалисты, поскольку фонд проводит международные конкурсы. Если члены нашего экспертного совета сочтут необходимым, они, безусловно, могут отправить заявку или отчет на экспертизу зарубежному ученому. А вообще, мы все делаем исходя из соображений целесообразности. Так, число экспертиз варьируется от одной до трех в зависимости от вида конкурса. Проекты ведущих молодежных коллективов оценивают три человека, а заявку на конференцию смотрит один эксперт.
– А вы разделяете мнение, что “неместные” эксперты более объективны и менее ангажированы?
– Любая экспертиза субъективна. Если мы хотим привлекать иностранцев, необходимы дополнительные средства на перевод текстов. При этом в ситуации конфликта интересов может, на самом деле, оказаться любой эксперт: научные связи простираются далеко за пределы одной страны. В молодежных конкурсах мы делим не те средства, ради которых ученые могут пойти на сделку с совестью. Вот когда речь идет о крупных национальных проектах стоимостью в миллиарды долларов, привлекать к экспертизе выдающихся ученых из разных стран необходимо, чтобы учесть мировой опыт, избежать технических и стратегических ошибок.
– Как изменилось в 2014 году финансирование молодежных проектов?
– По сравнению с прошлогодним оно немного уменьшилось – с 1,4 до 1,2 млрд рублей. Это связано с тем, что в этом году завершилась поддержка части ведущих молодежных научных коллективов. В перспективе фонду обещают существенное увеличение финансирования, надеемся, что и на наше направление добавят средств.

 

Беседу вела
Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая
Степаненкова

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ ДОСТУПЕН ФОРМАТЕ PDF

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2