Управление без упрощений - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Управление без упрощений

Реформа РАН затронула почти все подразделения академии. Не стали исключением и ее региональные научные центры, которые теперь подведомственны ФАНО. Как им живется в новых условиях? Наш собеседник – председатель Владикавказского научного центра, Заслуженный деятель науки РФ, доктор физико-математических наук, профессор Анатолий Кусраев.

– Анатолий Георгиевич, ВНЦ имеет одну важную особенность: он создан не только РАН, но и правительством республики. В новых условиях двойной статус – плюс или минус?
– Действительно, ВНЦ – единственный научный центр Российской академии наук, созданный совместно с органом исполнительной власти субъекта РФ – правительством Республики Северная Осетия – Алания. Идея была не столько в “двойном подчинении” ВНЦ, сколько в его “двойном назначении”. Речь идет о гармоничном сочетании интересов фундаментальной науки и регионального развития. Новая организационная форма была задумана для того, чтобы запустить механизм привлечения академических институтов и Президиума РАН к решению научных проблем региона.
В 2000-2005 годах ВНЦ были делегированы некоторые функции республиканского органа исполнительной власти в сфере науки. Центр сыграл решающую роль в формировании нормативно-правовой базы науки и инноваций в Северной Осетии – Алании, а также в разработке республиканских целевых программ, направленных на укрепление материально-технической и инструментальной базы учреждений науки, на интеграцию науки и высшего образования.
В связи с изменением федерального и республиканского законодательства с 2005 года функции государственного исполнительного органа управления в сфере науки были переданы Минобрнауки РСО-А. Однако плодотворное взаимодействие ВНЦ с органами законодательной и исполнительной власти республики продолжается. Таким образом, “двойное подчинение” центра в настоящее время невозможно в связи с действующим законодательством, зато “двойное назначение” играет все более важную роль.
К примеру, сейчас ВНЦ готовит свои предложения по разработке Стратегии инновационного развития Республики Северная Осетия – Алания до 2025 года. Совместно с Министерством образования и науки РСО-А ученые пяти институтов центра будут работать над созданием Концепции математического образования республики на 2014-2018 годы, ну а затем, естественно, активно участвовать в ее реализации.
Намечено также подготовить для республиканского правительства аналитический доклад по важным для РСО-А геолого-геофизическим исследованиям и НИР, направленным на защиту населения от природных и техногенных катастроф, снижение риска для объектов строительства и дорог. 
Кстати, опыт “двойного назначения” ВНЦ пригодился в Республике Южная Осетия. Центр сыграл ключевую роль в становлении Министерства образования и науки РЮО, что позволило концептуально осмыслить задачи научно-образовательного комплекса республики, начать формирование нормативно-правовой базы. Заключены соглашения с РФФИ и РГНФ о проведении российско-югоосетинских конкурсов грантов, совместно с РАН проведена Международная конференция “Южная Осетия: перспективы инновационного развития”. Впервые за последние 50 лет в Южной Осетии работала комплексная геолого-геофизическая экспедиция РАН.
– Как ВНЦ будет развиваться после перехода в ведение ФАНО?
Концепция ВНЦ должна предполагать повышение эффективности научно-исследовательской деятельности, расширение тематики исследований и разработок, создание новых лабораторий, поддержку и развитие материально-технической базы, оснащение структурных подразделений ВНЦ уникальным оборудованием. Нужно также создавать структурные подразделения научно-инновационной направленности, формировать пояс инновационных предприятий. Так, мы планируем разработать и представить в ФАНО проект создания в Казбекском вулканическом районе Международного исследовательского центра “Геолого-геофизический полигон”. Сколь это важно для всего Северного Кавказа, говорить, думаю, излишне. Представим также в ФАНО проект Центра инновационной медицины.
В прошлом году ВНЦ разработал Концепцию создания и развития республиканского технопарка в сфере высоких технологий. Определены основные направления его деятельности, проведены экспертиза и отбор инновационных предприятий и проектов РСО-А для включения в состав организаций-резидентов технопарка “Алания”. Вот вам еще пример “двойного назначения”.
Новая концепция развития ВНЦ, конечно же, будет преду­сматривать укрепление международного и межрегионального научно-образовательного сотрудничества, создание совместных учебно-научных центров с другими научными и образовательными учреждениями и иностранными партнерами. Мы будем развивать учебно-лабораторную базу центра, привлекать талантливую молодежь для подготовки и последующей исследовательской работы.
Активную научно-образовательную деятельность мы ведем и сегодня. В научных организациях ВНЦ функционируют 8 базовых кафедр (в Южном математическом институте – 4, Северо-Осетинском институте гуманитарных и социальных исследований – 2, Институте биомедицинских исследований – 1, Центре геофизических исследований – 1). В ЮМИ, например, работает интегрированный научно-образовательный центр, под эгидой которого сотрудничают базовые кафедры трех вузов-партнеров из Северной и Южной Осетии и учебно-научный комплекс “Математика”, включающий совместные лаборатории ЮМИ и Южного федерального университета, а также базовую кафедру ЮФУ. В ЦГИ действует научно-образовательный центр “Геоинжиниринг”. Ведется организационно-методическая работа по созданию научно-образовательного центра ИБМИ и Северо-Осетинской государственной медицинской академии.
– РАН на Общем собрании приняла новый Устав академии, но подобный документ, в обновленном виде, необходим и региональным научным центрам?
– А работа над новым Уставом ВНЦ уже идет. В соответствии с распоряжением Правительства России от 30 декабря 2013 года ФАНО поручено в течение 2014 года провести мероприятия, связанные с внесением изменений в учредительные документы научных организаций, переданных в ведение агентства. Региональные научные центры в новых условиях становятся координаторами работы научных организаций, находящихся на их территории.
Следует отметить, что в разрабатываемом проекте Устава ВНЦ, в отличие от действующей редакции, изменена структура управления деятельностью центра. В частности, прописано, что председатель центра осуществляет руководство ВНЦ на принципах единоначалия, являясь “постоянно действующим исполнительным и распорядительным органом центра”.
Таким образом, коллегиальные органы управления (Общее собрание и президиум), действующие в центре, в соответствии с проектом устава центра, становятся совещательными органами, которые могут вырабатывать решения лишь рекомендательного характера. Мы предполагаем сохранить прежнюю схему взаимодействия центра с расположенными в регионе научными организациями, подведомственными ФАНО, которая позволит эффективно координировать их работу.
Изменения, вносимые в Устав ВНЦ, затронут не только ведомственную подчиненность центра, но и многие аспекты его деятельности. Сейчас идет работа по согласованию основных положений проекта Устава ВНЦ с Управлением методологии, программ и проектов и Правовым управлением ФАНО.
– На Общем собрании ВНЦ вы говорили о том, что нужно внести в закон “О науке и государственной научно-технической политике” некоторые изменения. Какие именно?
– Статус РАН сейчас прописан в двух документах: в действующей с 1 января 2014 года редакции этого закона и ФЗ №253 о реорганизации академий наук. Следует заметить, что в этих документах не определен механизм осуществления РАН научно-методического руководства научной и научно-технической деятельностью НИИ и вузов, который необходим.
Управление любой научной организацией сводится к осуществлению двух функций – научно-исследовательской и административно-хозяйственной. Эффективный менеджмент требует разделения этих функций, причем первая – основная и целевая, а вторая – подчиненная и обеспечивающая. Первая функция возложена на коллективный орган (Ученый совет), в котором определяющую роль играет научная элита организации. Вторую функцию осуществляет управленец (директор) с аппаратом (секретариат, хозяйственники, финансисты). Именно так формировались и управлялись все выдающиеся институты РАН. Нарушение этих принципов неминуемо приводит к деградации организации. Примеров, к сожалению, много.
Передача научных организаций РАН, РАМН и РАСХН в ведение ФАНО означает, что административно-хозяйственная функция перешла в агентство. Можно предположить, что это ведомство блестяще справится с поставленной перед ним задачей и организует исключительно эффективное управление с точки зрения рационального использования ресурсов.
Но будет ли это означать, что цель реформы достигнута? Конечно, нет! Более того, реформа окажется разрушительной, если не восстановить в полном объеме изложенную выше схему управления. Система научных организаций – сложный объект, поэтому организация эффективного управления должна отличаться (в соответствие с законом Эшби) достаточным разнообразием. Неадекватное упрощение механизмов управления ведет к деградации управляемой системы.
Таким образом, представляется совершенно необходимым, чтобы в каком-то виде Российская академия наук осуществляла руководство академической жизнью научных организаций ФАНО. Часто возражают, что это невозможно в рамках действующего законодательства. Но это не так: решения по деятельности подведомственных институтов принимает, разумеется, ФАНО, но агентство может установить такой порядок подготовки и принятия решений, чтобы задействовать весь интеллектуальный и организационно-методический потенциал РАН. Очень важно это осознать и принять. А как это конкретно будет осуществлено – дело юристов и управленцев.
В Уставе РАН, принятом 21 марта 2014 года Общим собранием академии, в числе основных ее функций отсутствует положение о научно-методическом руководстве научной и научно-технической деятельностью научных организаций. При этом сохранено положение о том, что РАН осуществляет, в том числе по запросу органов государственной власти, экспертизу научно-технических программ и проектов, проводит мониторинг и оценку результатов деятельности государственных научных организаций, а также экспертизу научных или научно-технических результатов, созданных за счет средств федерального бюджета.
Остается неясным, как РАН будет осуществлять оценку результативности деятельности государственных научных организаций, не имея права на научно-методическое руководство их научной и научно-технической деятельностью. Описанная выше эффективная схема управления научной организацией (существовавшая в РАН) содержит в себе подсказку: грубо говоря, ФАНО и РАН должны соотноситься как Директорат и Ученый совет.
В связи с этим считаем, что в закон “О науке и государственной научно-технической политике” необходимо в каком-то виде внести положение о научно-методическом руководстве РАН деятельностью научных организаций, включая мониторинг и оценку их результативности.
Также представляется целесообразным, чтобы в структуре Российской академии наук имелись региональные научные центры в форме федеральных государственных бюджетных учреждений. Однако действующее законодательство (статья 18 часть 9 ФЗ №253) этого не предусматривает. Несоответствие можно устранить законодательно, внеся положение об отнесении к ведению РАН действующих региональных научных центров, так же как в случае с региональными научными отделениями (Дальневосточным, Сибирским и Уральским).

Беседовал
Станислав ФИОЛЕТОВ
Фото Инны Игнатович

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2