Антиковидная альтернатива. В Петербурге разработана перспективная вакцина на основе пробиотиков - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Антиковидная альтернатива. В Петербурге разработана перспективная вакцина на основе пробиотиков

По мере экспансии коронавируса, появления новых, возможно, более агрессивных штаммов, в частности N501Y, все яснее становится, что и вакцин против этой чумы XXI века нужно много, – хороших и разных. На глазах обостряется конкуренция за рынки сбыта спасительных препаратов. Наряду с их эффективностью немалую роль играют условия хранения, логистика, доступность для поликлинического звена и даже политические предпочтения.

Позиции России в этой гонке обнадеживают. Началась вакцинация препаратом «Спутник V», разработанным в НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Минздрава, на подходе «ЭпиВакКорона» от ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор» Роспотребнадзора. Первая вакцина – векторная, создана на основе аденовируса со вставкой, кодирующей белок ковида. Вторая – пептидная, состоит из синтезированных коротких фрагментов белков коронавируса. А вот регистрацию классической инактивированной вакцины, ожидавшуюся в декабре, разработчики из ФНЦ им. М.П.Чумакова РАН перенесли на февраль следующего года, чтобы успеть оборудовать участок по ее производству. Между тем время не ждет, эпидемиологическая ситуация, увы, не улучшается.

На этом фоне привлекает внимание разработка альтернативной вакцины против SARS-Cov2 в Санкт-Петербургском Институте экспериментальной медицины. Идея та же, что и у вакцин, сконструированных методами генной инженерии, – «убедить» организм в том, что его здоровью угрожает патоген и надо срочно вырабатывать антитела к нему. То есть, не вызывая заболевания, инициировать специфический иммунный ответ по отношению к возбудителю заболевания. Но, как рассказал руководитель отдела молекулярной микробиологии ИЭМ, член-корреспондент РАН Александр Суворов, платформой предлагаемой вакцины служат полезные молочнокислые бактерии-пробиотики, в которые встроен фрагмент белка коронавируса. И еще принципиальное отличие – она не инъекционная, поступает в организм не через кровь, а принимается перорально. Проще говоря, ее можно выпить, как кефир или йогурт.

“Генетическую информацию о шиповидном белке, с помощью которого вирус проникает внутрь клетки эпителия человека, мы встраиваем в геном полезной бактерии, – поясняет Александр Николаевич. – И заставляем ее производить не вирус, а лишь антиген, соответствующий этому вирусному белку. Через несколько дней она уходит из организма, потому абсолютно безопасна. Но иммунная система человека, выпившего такую закваску, начинает против этого белка вырабатывать антитела. Так что организм готов будет побороться и с реальным коронавирусом. Сделали и капсулированный вариант: можно дать человеку не молочнокислую закваску, а таблетку, содержащую высушенные бактерии”.


Ученый сравнивает организм, противостоящий инфекции, с осажденной крепостью: логично, что в наибольшей защите нуждаются ее «ворота», полем битвы становятся носоглотка, полость рта, слизистая оболочка кишечника, куда в первую очередь проникает вирус. Кроме того, эта вакцина бинарного действия: с инфекцией борется не только встроенный ген, но и пробиотик. Работать над вакциной начали еще в феврале, проведены исследования на лабораторных животных – мышах и кроликах. Доказано: она инициирует не только выработку антител, но и формирование специфического клеточного иммунитета – образование Т-лимфоцитов, клеток-киллеров, убивающих зараженные коронавирусом клетки.

Эта разработка – достойный подарок к 130-летию института, созданного по соизволению императора Александра III принцем Ольденбургским для борьбы с заразными инфекциями почти одновременно с Пастеровским институтом в Париже. Вакцина рождается не на пустом месте. Директор института профессор РАН Александр Дмитриев отмечает, что в его стенах создавались вакцины и сыворотки против чумы, тифа, скарлатины, столбняка, полиомиелита, кори, а также гриппа и других респираторных вирусных инфекций. Выполнял свои «нобелевские» исследования И.П.Павлов, работали такие выдающиеся ученые, как Л.А.Орбели, С.В.Аничков, Н.П.Бехтерева, А.А.Смородинцев…

В институте сформировано целое направление микробной терапии для лечения широкого спектра заболеваний: сердечно-сосудистых, онкологических и, применительно к нашей теме, бактериальных и вирусных инфекций. Изменяя методами молекулярной генетики свойства молочнокислых организмов, создано несколько «съедобных» вакцин против вируса гриппа. Все это также помогло приготовить молочнокислую закваску от коронавируса. Поистине дорога ложка к обеду.
Тем не менее А.Суворов осторожно называет препарат «формулой вакцины» и «вакцинным кандидатом». Чтобы она стала полноценным продуктом, нужно завершить доклинические исследования, получить разрешение Минздрава на клинические, и, разумеется, нужны средства на их проведение, а в случае успеха – на производство вакцины. По оценке специалистов, расходы на каждый прототип вакцинного препарата могут составить до 250 миллионов рублей. Таких денег у института нет, хотя вся его история убеждает в том, что ИЭМ – именно то место, куда можно и нужно инвестировать. Работы продолжаются за счет энтузиазма и собственных средств сотрудников и привлеченных партнеров. Кстати, совместно с одним из них, компанией «БИОКАД», разрабатывается еще одна альтернативная вакцина, призванная защищать сразу от двух возбудителей: коронавируса и сезонного вируса гриппа. Ее можно будет применять в виде назальных капель, что предпочтительнее инъекций, особенно для маленьких детей.

Упомянутые вакцины начали разрабатывать, как только появились первые тревожные сообщения о ранее неизвестном вирусе. Но одна вакцина зарегистрирована, другая выходит на финишную прямую, финиш третьей переносится, а иэмовская зависла на дистанции. Почему так происходит?

“Коллеги продвинулись дальше нас, потому что имеют поддержку на уровне Минздрава, Роспотребнадзора и приоритетное целевое финансирование, – считает А.Суворов. – У нас есть кандидатный препарат и огромные возможности наладить его выпуск, потому что легко произвести любое количество молочнокислой закваски, было бы разрешение ее использовать для защиты населения. Но в нашей стране очень узкий коридор для прохождения разработок. И если некому вас за ручку по нему провести, то набьете шишек об острые углы. И все же я не теряю оптимизм”.

Почему было не синхронизировать разработку заквасок и инъекционных вакцин против коронавируса? Ведь не исключено, что еще более эффективным окажется их совместное применение. Для этого, отмечает Суворов, нужны дополнительные и тоже совместные исследования. Иммунитет человека не резиновый, перенапрягать его не стоит. Поневоле вспомнился пресловутый «разнотык», о котором на заседании комиссии по вопросам создания национальной системы защиты от новых инфекций говорил зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев, попросив Минздрав и Минобрнауки разработать опять же совместный план научных исследований, чтобы скоординировать повестки для разных ведомств.

“Над созданием вакцин работает множество учреждений Минздрава, Роспотребнадзора, Минобрнауки (в структуру которого входит наш институт), Мин­обороны, частные компании, – высказался на этот счет Дмитриев. – Мне кажется, необходимо консолидировать их усилия. При этом должны быть полная открытость и партнерские отношения между учреждениями, поскольку перед нами стоит единая задача государственной важности – обеспечить здоровье граждан”.

Аркадий Соснов

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2