Пляски на граблях. Высшую школу приговорили к очередной реформе - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Пляски на граблях. Высшую школу приговорили к очередной реформе

Кажется, еще вчера университеты наперебой рапортовали о своих достижениях в укреплении «мягкой силы» (то бишь о развитии международного сотрудничества), мерялись количеством программ «двойных дипломов», участие в Проекте 5-100 считали необходимым и выдерживали сложные конкурсы, чтобы в него попасть.

В один момент все изменилось.

Новый курс сформулировал секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в интервью «АиФ» 24 мая.

«В настоящее время наших студентов и преподавателей фактически выдавливают из западной научно-образовательной сферы, – заявил он. – Полагаю, целесообразно отказаться от так называемой Болонской системы образования и вернуться к опыту лучшей в мире отечественной образовательной модели».

Отвечая обратившемуся за комментариями «Коммерсанту», министр науки и высшего образования Валерий Фальков этот курс подтвердил, правда, слегка его откорректировав. «К Болонской системе надо относиться как к прожитому этапу, – объяснил глава ведомства. – Будущее за нашей собственной уникальной системой образования, в основе которой должны лежать интересы национальной экономики и максимальное пространство возможностей для каждого студента».

Собственно, первые звоночки о грядущем повороте на 180 градусов уже звучали. До секретаря Сов­беза с таким предложением выступали вице-спикер Госдумы Петр Толстой, первый зампред думского Комитета по науке и высшему образованию Олег Смолин (КПРФ), экс-министр образования, президент Российской академии образования (РАО) Ольга Васильева… В апреле на эту тему высказывались лидер фракции «Справедливая Россия – За правду» Сергей Миронов, ректор МГУ Виктор Садовничий, а также председатель Ассоциации юристов России Сергей Степашин.

Вопрос «дальнейшей суверенизации пространства высшего образования» обсуждался на выездном заседании Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре в Санкт-Петербургском горном университете (см. «Вперед, в прошлое?», «Поиск» №15, 8 апреля), где председатель комитета Лилия Гумерова сообщила, что разработан проект федерального закона, согласно которому подготовка кадров, необходимых для технологического развития и модернизации экономики России, должна осуществляться исключительно в специалитете. Сейчас стало известно, что ректоры, ознакомившись с этим законопроектом, предложили использовать слово не «исключительно», а «приоритетно». И законодатели, по словам Лилии Гумеровой, «с такой подачей» согласились, поскольку «невозможно отменить в одночасье то, что настраивалось несколько лет».

Счет лет, кстати, идет не на единицы. Понятия «бакалавр» и «магистр» появились в законе «Об образовании» еще в 1992 году, и многие университеты уже тогда начали работать по этой модели.
Некоторые очертания новой реформы приоткрыл замглавы Минобр­науки РФ Дмитрий Афа­насьев, выступая 30 мая на заседании Совета ректоров творческих вузов в Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского. Он объяснил, что речь не идет о возвращении к советской системе образования (как многие поняли из заявления Николая Патрушева). Она функционировала «в конкретных исторических обстоятельствах, которых сейчас нет: государственная экономика, государственный план, государственное распределение и так далее, полная изоляция от мира». По словам замминистра, новая высшая школа будет строиться с учетом всего накопленного опыта, учитывая преимущества Болонской системы. Для этого необходимо четко сформулировать, на какие традиции и какой опыт опираться. Более детального ответа на вопрос, какой будет новая система высшего образования в России, пока нет, сказал Дмитрий Афанасьев, добавив, что Минобрнауки намерено ее формировать вместе с ректорами вузов.

“Радикальной смены не предстоит, – заверил он. – Система будет национальной, то есть ориентированной на национальные интересы, с учетом наших международных интересов, с учетом интересов и абитуриентов, и вузов. Это точно потребует профессионально-экспертной дискуссии, и мы намерены ее организовать в ближайшее время”.

Ранее глава Рособрнадзора Анзор Музаев подчеркнул, что отказываться от Болонской системы нужно поэтапно. Об изменениях необходимо предупредить абитуриентов хотя бы за два года. Не должны пострадать ни студенты, ни качество образования.

Экс-министр образования РФ, президент РУДН Владимир Филиппов в своем интервью «Коммерсанту» отметил, что для «вхождения» в Болонский процесс, как, впрочем, и для «выхода» из него никогда ни для одной страны не требовалось подписания какого-либо соглашения или договора. Законом об образовании, принятом в 2012 году, закреплена многоуровневая система, но и сохранена возможность для реализации моноуровневых пятилетних программ по отдельным специальностям.

“Надо четко разделять два понятия: структура системы высшего образования и содержание образования, – считает Владимир Филиппов. – Болонский процесс – это про структуру, а содержание определяют наши собственные российские образовательные стандарты.
Напрашивается вопрос: что тогда может дать новая система (то есть новая структура) высшего образования по сравнению со старой?”

Один из возможных ответов прозвучал на дискуссии «Какой будет новая система образования», организованной Общественной службой новостей. Депутат Госдумы Олег Смолин видит проблему в том, что переход на многоуровневую систему из добровольного стал принудительным. «Наше предложение не в том, чтобы шарахнуться в противоположную сторону, а в том, чтобы вернуться к добровольности участия вузов в Болонском процессе», – заявил депутат.

Его оппонент, руководитель проекта «Национальный рейтинг университетов» Алексей Чаплыгин в целом не воспринимает идею возвращения преимущественно к специалитету, так как в этом случае «мы не сможем готовить специалистов, способных работать на быстро изменяющихся высокотехнологичных рынках труда». Ведь Болонская система – это не только бакалавриат и магистратура, это еще и гибкость образовательных траекторий, академическая мобильность, бОльшая свобода выбора.

“Выходя из Болонского процесса, мы ставим непреодолимые барьеры и на рынке труда, и перед молодыми специалистами, которые должны будут встраиваться в колею и идти по когда-то заданному маршруту, – считает Алексей Чаплыгин.

Однако в одном он с Олегом Смолиным согласился.

“Нарушение процедур добровольности и вообще сокращение университетской автономии, академических свобод привело к негативным последствиям, – заявил эксперт. – Ни в коем случае нельзя идти на повторение, на пляски на граблях, на которые мы за несколько циклов реформаторства наступали”.

Он напомнил, что система высшего образования, исследований и разработок на протяжении последних 30 лет пережила четыре или даже пять реформаторских прыжков. Нужно ли снова подвигать ее к реформированию? Есть опыт, например, МГТУ им. Н.Э.Баумана, где нормально сосуществуют и двухуровневое направление подготовки в сфере информационно-коммуникационных технологий, в которых Бауманка – общепризнанный мировой лидер, и технические направления, связанные с подготовкой кадров для ВПК, энергетики, ядерных технологий. Там сохранен специалитет, а выпускники признаются как внутренними, так и зарубежными работодателями.

Заметим, что пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков отказался дать оценку предложению о выходе России из Болонского процесса. По его словам, сейчас «ведется работа над новым видением возможной системы высшего образования, над ее параметрами», обсуждение деталей пока преждевременно.

Наталия БУЛГАКОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2