о газетедобавить в избранноесделать стартовой


Подписка
Спецвыпуски

Конкурсы

Конференции
Вакансии
Опрос
Мой "ПОИСК"
 
Новости
Официально

Депутаты ГД приняли в третьем чтении законопроект “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием контрольно-надзорных функций и оптимизацией предоставления государственных услуг в сфере образования”.

Владимир Путин подписал ряд распоряжений о финансировании ключевых вузов страны.

Вступил в силу приказ министерства №910 “Об утверждении Перечня олимпиад и иных конкурсных мероприятий, по итогам которых присуждаются премии для поддержки талантливой молодежи в 2010 году”.

Регионы

На астрофизическом полигоне “Торы” Иркутского госуниверситета введена в строй новая установка.

Губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер на минувшей неделе приезжал в Москву вместе с представителями венчурных инвестиционных кругов и инновационных компаний Кремниевой долины.

Премьер Владимир Путин провел в Санкт-Петербурге совещание, посвященное реализации программ развития ведущих университетов.

СНГ

В нынешнем учебном году в нескольких вузах Киргизии бумажные зачетки заменят электронными.

Министр образования и науки Армении Армен Ашотян нарушил традицию и в начале сентября не созвал пресс-конференцию, посвященную итогам приемной кампании - 2010.

В Харькове состоялся II Международный экономический форум “Инновации. Инвестиции. Харьковские инициативы”.

Вебом едины

Опубликована программа конференции «Разработка ПО 2010 Бизнес».

В Петрозаводском госуниверситете состоялись традиционные международные летние студенческие сборы по командному программированию

Первые из числа обычных докладов, присланных на конкурс конференции «Разработка ПО 2010», были одобрены и приняты в программу.

Интердайджест

Лауреатами Нобелевской премии по химии 2010 года объявлены специалисты в области металлоорганической химии - Ричард Хек (Richard F.Heck), Эйити Негиши (Ei-ichi Negishi) и Акира Судзуки (Akira Suzuki).

При болезни Паркинсона в клетках головного мозга перестают работать некоторые гены митохондрий, так называемых энергетических фабрик клетки.

Старейшие следы динозавров обнаружены в Польше, они говорят о том, что ископаемые ящеры возникли здесь вскоре после пермско-триассового вымирания видов.

Преимущество догоняющих Научная политика, Наука, Спецвыпуски, Наноскоп

Корпорация РОСНАНО выдерживает высокий темп финансирования проектов, на сегодняшний день их уже 73.

Примерно год назад в интервью “Поиску” член Правления, директор департамента научно-технической экспертизы РОСНАНО Сергей КАЛЮЖНЫЙ рассказывал, как тяжело идет процесс “инвентаризации” и отбора пригодных для коммерческого использования российских научных разработок. И все же плановые показатели достигнуты: путем несложных вычислений обнаружилось, что запланированные к утверждению пять проектов в месяц (или 15 в квартал), словно пирожки, с завидной регулярностью “выпекались” госкорпорацией в течение прошедшего с момента прошлогодней беседы времени. Как же удается выдерживать такой темп?

Преимущество догоняющих

- Задача запускать 15 проектов в квартал ставилась исходя из того, что к весне 2009 года в поле нашего зрения находилось достаточное количество заявок и по многим из них уже велась работа. По сути, каждый месяц утверждалось разное количество проектов - иногда 2, а иногда 10, но в целом плановая задача достаточно успешно реализуется.

- Насколько я знаю, не все проекты РОСНАНО представляют собой непосредственное производство нанопродукции.

- Есть три группы проектов. Начну с самой маленькой. В 2008 году, когда еще не было концепции образовательной деятельности корпорации, мы поддержали проект МИСиС и Физтеха в области метрологии и сертификации нанопродукции, поскольку уже тогда было понятно, что с подготовкой специалистов этого профиля дело в стране обстоит не лучшим образом.

Во второй группе - проекты по созданию совместно с другими партнерами венчурных фондов, их всего семь. Это направление связано с тем, что иногда заявки, которые к нам поступают, недостаточно зрелые. Даже если имеется разработка, опытный образец, то сразу идти на строительство завода, масштабирование этого образца рискованно. Такого рода проекты надо “подрастить” через систему венчурных фондов (она получила широкое распространение на Западе) до уровня выпуска опытной партии продукта. Потом (если все нормально) найдутся другие инвесторы, которые доведут продукт до масштабного производства.

- В эти венчурные фонды попадут проекты, которые уже прошли предварительный отбор в РОСНАНО?

- Фонды обладают определенной степенью независимости. Мы - лишь один из их влиятельных акционеров. Поэтому брать проекты они могут не только от нас, но и на открытом рынке. Хотя мы, естественно, будем рекомендовать им “подрастить” те или иные разработки, которые пока не подходят нам, к примеру по объему инвестиций. Это напоминает процесс становления человека: новорожденный еще ничего не умеет, его нужно обучить, воспитать. Только когда человеку исполняется 18-20 лет, он начинает работать и приносить реальную пользу, отдачу. Точно такую же цепочку пытаемся реализовать и мы. Конечно, на уровне зачатия или вынашивания идеи мы, как инвестиционная компания, не работаем, зато, когда “ребенок” начинает ходить, иногда, правда, падая, мы его “подхватываем” и через систему фондов добавляем ему навыков, воспитываем, даем соответствующее образование.

- Не могли бы вы кратко охарактеризовать проекты из основной группы? Наверняка есть области, которые вам ближе всего.

- Все остальные проекты можно разделить еще на несколько больших категорий. В первой - наноматериалы либо материалы с наноструктурированными элементами, которые обеспечивают новое качество изделий. Это очень большая группа, включающая как материалы, которые формируются методами нанотехнологий, так и те, качество и свойства которых от применения нанотехнологий улучшаются. Например, на поверхность сверла, сделанного из обычного металла, напыляют износостойкое упрочняющее покрытие, которое в разы увеличивает срок службы самого изделия.

Вот еще пример, который показывает, как могут быть устранены некоторые недостатки металлов, например невысокая прочность медных проводов. Если к меди добавить более жесткий металл типа ниобия, то многокомпонентные провода сохранят высокую электропроводность и при этом будут гораздо прочнее. Вообще я думаю, что мы находимся на пороге ренессанса металлов, их возможности еще не исчерпаны. Сейчас появились методы, которые позволяют увидеть очень тонкие структуры внутри металлов, и тут можно ожидать появления новых свойств.

К этой же группе относятся проекты по получению различных упаковочных материалов, обладающих высокими барьерными характеристиками, новых лакокрасочных материалов с хорошими защитными и потребительскими свойствами, в том числе наночернил.

Вторая группа - это оптоэлектроника. Мы начали инвестировать в Зеленограде первый в России завод по изготовлению интегральных схем с топологическими нормами 90 нанометров. Для нашей страны это прорыв, хотя в мире уже выпускаются и 45-нанометровые, и 32-нанометровые интегральные схемы. Но в этом деле невозможно из “феодализма” сразу перескочить в “социализм”. Здесь есть определенные шаги по технологическому освоению. Нельзя от 180 нм мгновенно перейти к 32 нм. К тому же существуют ограничения по продаже таких технологий. Россия, как вы знаете, не входит в число стран, которым легко продают новейшие разработки.

- Я правильно поняла, что этот проект основан на зарубежной технологии?

- Да, мы покупаем готовую технологию по производству электронных схем с таким топологическим размером. Отставание России в области микроэлектроники ощущалось почти всегда с момента зарождения отрасли. Оно наметилось еще в СССР, и те усилия, которые предпринимались (специально для развития микроэлектроники был построен Зеленоград), оказались недостаточными. А после распада Советского Союза мы просто стояли на месте, пока мир активно двигался вперед. Как-то надо ликвидировать эту брешь, что мы и стараемся делать. Потому что страна очень нуждается в изделиях, которые сейчас в основном импортируются из-за рубежа.

Это пример классической электроники. Кроме нее в этой же группе у нас довольно много проектов, скажем так, в связке “электричество - свет”. Мы можем получать электричество из света, а можем традиционно из электричества делать свет путем создания светодиодов. Пока светодиоды дороже лампочек, но с учетом того, что они служат 10-20 лет, мы полагаем, что светодиодный светильник по “стоимости владения” в итоге будет дешевле. Таких проектов у нас несколько, расскажу об одном. Мы вернули на родину технологию, разработанную российскими учеными и инженерами, выходцами из санкт-петербургского Физико-технического института им. А.Ф.Иоффе, которые уехали на Запад - сначала в Финляндию, потом в Германию, получали там гранты, деньги от венчурных фондов. Теперь в Санкт-Петербурге мы начали строить завод и уже в этом году начнем производить первые светодиоды.

- Можно поподробнее про этих “финских парней”? Вы им предложили поддержку, или они сами в РОСНАНО обратились?

- Был взаимный интерес. Они разработали технологию, прошли с ней через все стадии “выращивания ребенка”, но разработчикам всегда хочется увидеть свое детище завершенным, поэтому они постоянно ищут инвесторов, которые вкладывают деньги в коммерциализацию. Эти ребята начинали в Финляндии, потом со своей компанией OptoGan обосновались в одном из технопарков Германии, там у них стоит пилотная линия по производству светодиодов. Это почти классическая история о том, как должен развиваться процесс коммерциализации. Начинали они с научных грантов, потом наработали некоторую интеллектуальную собственность, это был капитал, с которым они могли обращаться к венчурным инвесторам и получать деньги на развитие. Капитализация разработки возрастала, на нее обратила внимание российская группа “Онэксим”, которая с нашей подачи купила ее и вернула в Россию. Но для строительства завода недостаточно только разработки, интеллектуальной собственности, требуются деньги для того, чтобы строить здания, покупать оборудование. Поэтому вместе с “Онэксим” инвестором выступили и мы. Теперь будем выпускать светодиоды и сами осветительные приборы.

В эту же группу я бы добавил несколько лазерных проектов. Наша страна имела и имеет хорошую лазерную школу. Как известно, российские ученые Александр Прохоров и Николай Басов получили вместе с американцем Чарльзом Таунсом Нобелевскую премию по физике за создание лазерных технологий. У нас есть проект с известной компанией IPJ Photonics, которая владеет 60% мирового рынка по производству промышленных лазеров. Ее владелец - Валентин Гапонцев, выходец из ИРЭ РАН. В свое время он также уехал на Запад, организовал там успешный бизнес. Теперь часть бизнеса, вероятно, вернется в Россию.

Есть еще проект, в основе которого - интересная концепция вертикально интегрированных лазеров, когда генерация света и его модуляция осуществляются с помощью гетероструктур. Это разработка российского ученого Николая Леденцова, который тоже уехал в Германию. Совместно с ним мы создаем компанию по производству чипов и оптических компонентов на основе вертикально излучающих лазеров для использования в устройствах высокоскоростной передачи данных.

Одно из самых важных направлений в этой группе - солнечная энергетика. Весь мир опасается, что рано или поздно невозобновляемые источники энергии будут исчерпаны, поэтому повсеместно сейчас развиваются альтернативные виды генерации энергии. По-видимому, производство фотовольтаических элементов можно рассматривать как отрасль, которая захватит определенный сегмент энергетики. Как вы помните, одним из пионеров в освоении солнечной энергетики был Советский Союз. Мы развивали космическую программу, и требовалось иметь независимые от традиционного топлива источники энергии. В России и сейчас есть профильные специалисты, хорошие разработки, поэтому в этой области мы двигаемся по всем направлениям фотовольтаики, которые существуют в мире. Правда, для производства самых массовых солнечных элементов нужен поликремний, который до недавнего времени практически не производился в нашей стране. Поэтому мы помогли группе “Нитол” организовать такое производство. А теперь совместно с группой “Ренова” по технологии компании Oerlikon Solar развиваем проект изготовления солнечных модулей в Чебоксарах. Есть и другие примеры.

Третья группа - медицина и все, что с ней связано. Ориентация пока идет в основном на медицинскую технику. Что касается разработки новых видов лекарств, то есть у нас и такие, но проблема в том, что исторически СССР никогда не разрабатывал действительно инновационных лекарственных препаратов. Политика страны состояла в том, что мы производили главным образом дешевые дженерики. А все более-менее инновационное (в соответствии с практикой “разделения труда” в соцлагере) отдавали Венгрии, Югославии. Такое тяжелое наследие привело к тому, что у нас в стране сегодня фактически нет инновационных лекарств. За 20 последних лет не появилось ни одного современного лекарственного препарата! Поэтому мы ищем по всему миру то, что можно производить в России. Есть, кстати, и объективные ограничения. Все-таки фундаментальная фармакологическая наука у нас развита недостаточно хорошо (по сравнению с Западом). В то же время сейчас в России довольно активно развивается направление адресной доставки известных лекарств к больным органам пациента. Мы поддерживаем некоторые проекты в области лечения рака и других болезней. Посмотрим, что из этого получится... Как вы знаете, разработка нового лекарства продолжается 10-12 лет, тут от нас трудно ожидать быстрых результатов. Поэтому инвестиционно эти проекты, может быть, и не всегда привлекательны, но здесь мы видим свою миссию в выполнении некоторой социально значимой задачи.

- Выходит, что нашим разработчикам трудно конкурировать с западными компаниями. Не получится ли так, что со временем РОСНАНО вообще переключится на зарубежные разработки?

- Не стоит впадать в крайности. Истина всегда где-то посередине. Если можно осуществить трансфер полезной технологии в Россию, мы это делаем. И часто это лучше, чем ожидать, пока что-то аналогичное разовьется у нас.

Кстати, у догоняющего есть важное преимущество. Он, конечно, отстает, лидеры далеко. Но он, по крайней мере, видел, по какой дороге они побежали...

Я думаю, что очень для многих отраслей нашей промышленности нужна реиндустриализация - такая, как в 1930-е годы. При этом мы обеспечиваем востребованность науки и образования: ведь на новые заводы придут работать люди, которые должны пройти соответствующую подготовку и обучение. К тому же технологии не стоят на месте, им требуется постоянное улучшение и оптимизация - так возникает реальная востребованность науки, которая получает вполне конкретные задачи. Скажем, какой-то материал плавится при температуре 300 градусов, а заказчику хотелось бы повысить ее до 400...

- Уж больно второстепенная роль в этом случае у науки. Здесь уже нет речи о прорывных идеях. А ведь они нужны. Вы же сами про отставание в фарминдустрии и фармнауке с горечью говорите.

- В идеи мы, к сожалению, вкладывать не можем. Это задачи других организаций, которые финансируют науку и начальные этапы коммерциализации - РФФИ, РАН, Министерство образования и науки, Фонд Бортника, Российская венчурная компания, а мы созданы для другого - масштабной коммерциализации. Ученые должны обращаться по соответствующему их стадии разработки адресу. Между прочим, сейчас в стране существуют практически все инструменты инновационного развития, практически все элементы (хотя и не очень многочисленные) той мощной инфраструктуры коммерциализации знаний, которая складывалась на Западе почти 50 лет. К сожалению, “на входе” поток пока не очень мощный...

- Причина вам известна, вы же сами - ученый.

- Последние 20 лет были временем “выживания”, наука сильно “отощала” и постарела. А ведь коммерциализацией научных знаний занимаются люди молодые, у которых блеск в глазах, которым нужно многое доказывать в этой жизни.

- И поэтому РОСНАНО все большую активность проявляет в поиске зарубежных партнеров...

- Мы - открытая и глобальная компания, наше дело - создавать и развивать наноиндустрию в Российской Федерации. Будет ли она создана разработками немцев, американцев или россиян, по большому счету, не так уж и важно - наука стала интернациональной. Важно, чтобы производство было в России и работали на нем наши (и не только наши) рабочие, инженеры, специалисты и ученые, генерируя добавочную стоимость, занятость, налоги, новые заказы на НИР и НИОКР и т.д. К 2015 году мы надеемся развернуть достаточно масштабный процесс в этом плане, как того и требует наш мандат. Если же из “патриотических соображений” мы будем ждать, пока за дело возьмутся наши Кулибины, пренебрегая тем, что уже сделано заморскими Эдисонами, то через 10-15 лет может оказаться, что мы вложили деньги в, возможно, и хорошие идеи, но больше-то предъявить стране будет нечего...

 
Уважаемый посетитель, вы вошли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Главная страница | Регистрация | Новое на сайте | Статистика | О газете | Письмо в редакцию | Рейтинг@Mail.ru Copyright © "ПОИСК"